?

Log in

No account? Create an account
23:20 03 июня 2018

Дмитрий Глуховский
писатель

Когда власть оказывается в руках у самозванцев, способов больше никогда не расставаться с ней у этих самозванцев два: через ложь и через насилие.


Под насилием мы не обязательно понимаем массовые репрессии — ​вполне эффективны будут и точечные. Через демонстрацию силы и способности этой силой без колебаний пользоваться для защиты своей власти самозванцы пытаются запугать и деморализовать любую оппозицию. Семнадцатый — ​не тридцать седьмой, в эпоху телевидения избыточны ночные воронки и ГУЛАГ, достаточно убить пару видных оппозиционеров и посадить пару известных вольнодумцев, чтобы прочие оппозиционеры стали вести себя поскромней, а вольнодумцы попридержали языки. Таково преимущество информационного общества над индустриальным.

Но ложь, под которой мы понимаем тотальную дезинформацию населения, в информационном обществе является еще более эффективным инструментом узурпации и удержания узурпированной власти.

Ложь — ​это не просто искажение сведений о происходящем в стране и в мире. Это не только намеренное запутывание и обман политиком населения, оппонентов и собственных сторонников касательно своих намерений, чтобы купировать любые попытки противодействия. Это еще и создание виртуальной мифологической среды, которой самозванцы подменяют объективную реальность. Лишенное доступа к правдивой картине внешнего мира население получает картину упрощенную, извращенную, с неверно расставленными эмоциональными акцентами — ​и при этом акцентами крайне мощными, связанными с национальными и культурными мифами и архетипами — ​настолько сильными, что они могут полностью блокировать способность обычного человека к критическому анализу ситуации.
Созданием, раздуванием или имитацией войны с новым или извечным противником (фашисты, чеченцы, евреи, либералы, националисты, гомосексуалисты, американцы, албанцы, сербы, армяне, тутси) самозванцы за очень короткий срок могут перевести массовое сознание в режим военного времени, в котором населению навязывается мышление «мы или они» и выбор «с нами или против нас». Возглавляя эту войну, самозванцы консолидируют за собой большинство за счет демонизации и ущемления реального (тутси) или символического (американцы) обозначенного врага. Делается это всякий раз исключительно в интересах самозванцев и в целях удержания ими власти. Война становится для самозванцев источником легитимности. Их никто не выбирал, но военное время и не предполагает выборов.

Тут, казалось бы, все просто: есть угнетатели (даже если в современном мире угнетение сводится к узурпации государственных ресурсов группкой случайных лиц), и есть угнетаемые (хотя бы просто лишенные своего законного права на часть богатств своей страны). Угнетатели дезориентируют народ, стараясь удержать власть как можно дольше. Народ проживает в воображаемой реальности и борется с воображаемым врагом, вместо того, чтобы осознать настоящий источник своих бед и причины своей ущемленности.

Но есть в этой системе и третий элемент, который в нашей стране принято называть интеллигенцией. Интеллигенция — ​благодаря образованию и профессиональным навыкам критического анализа — ​прекрасно понимает, что именно происходит в стране. Хотя она воспитывалась в том же культурном, историческом и архетипическом контексте, она не является его заложником. Она знает, что такое миф, и способна отличить его от реальности, в особенности когда миф этот является безыскусным и безвкусным новоделом. Она умеет отличить фашистов в Киеве сорок первого от «фашистов» в Киеве в две тысячи четырнадцатом. Она знает слово «аншлюс». У нее более долгосрочная и более точная память. Умение проводить исторические параллели не дает ей удивляться каждому новому кульбиту власти и принимать его за чистую монету. А приближенность к власти и приблизительное понимание механизмом ее устройства не дает ей относиться к власти как к чему-то сакральному.

Если вкратце, интеллигенция приблизительно понимает, как все устроено на самом деле.

С меньшим количеством деталей и более романтично, чем понимают люди во власти, но зато более объективно и отстраненно. Именно поэтому именно интеллигенция представляет для власти особенную опасность: важнейший для самозванцев инструмент удержания власти — ​ложь — ​в отношении интеллигенции работает гораздо хуже.

Больше того, без помощи интеллигенции власть не сможет воссоздавать и применять этот инструмент. Обычный узурпатор — ​будь он по-военному бесхитростен или по-спецслужбистскому хитер — ​обычно человек не творческий. Он не умеет ни синтезировать, ни распространять мифы. Последним деятелем в нашей, например, истории, сочетавшим в себе оба начала, был Владимир Ленин. Его предшественники и последователи нуждались в помощи и поддержке интеллигенции (на более ранних этапах — ​духовенства) для охмурения, оболванивания, разложения и подчинения себе народа.

Расхожий литературный сюжет о продаже души дьяволу именно потому настолько расхож, что любой проживающий в авторитарном государстве интеллигент, разобравшийся в меру доступного в несправедливостях мироустройства и снискавший себе мало-мальскую славу властителя дум, однажды получает приглашение. Ему предлагают оставить попытки критического анализа и поставить свой талант на службу «Отечеству» — ​то есть той группе лиц, которая в данный момент удерживает в нем власть, угнетая и дезинформируя народ.

Дьявол как образ, избираемый тонкими творческими натурами для описания своего искушения, тут очень точен — ​и происходит именно от того, что

они, суки, все прекрасно понимают. Понимают, у кого брать деньги и от кого принимать ордена, у кого петь на корпоративах и победных концертах.

От кого принимать удары веничком — ​вместо плети. Понимают, за кого агитировать — ​и против кого.

Понимают все журналисты-артисты-художники-режиссеры-писатели. Музейные кураторы, медийные ораторы, историки, лирики и физики. Это все умные люди, они ведь не родились интеллигенцией, они ею стали. И если они сумели добиться в своей высококонкурентной среде достаточного успеха, чтобы быть замеченными властью, значит, им хватит ума и для того, чтобы понять, чего именно эта власть от них хочет.

Хочет: чтобы закрыли глаза на ложь и на насилие, чтобы помогали убедительнее и изящнее лгать. Чтобы противопоставили себя (вслед за властью) народу и повернулись против него. И, наконец (что делает это пафосное сравнение вполне уже точным), чтобы сами поверили в ложь, отказавшись от себя прежних. Вот это уж настоящая дьявольщина, без гипербол.

Не все из них и колеблются-то даже: многие сами обивают властные пороги, как коммивояжеры, обходя кабинеты со своей душой, ища тот департамент пре­исподней, где ею заинтересуются и предложат сходную цену. А те, кого переклинивает от когнитивного диссонанса, находят себе и оправдания, и объяснения. Это все только дело времени, а за аргументами у умного человека, понимающего сложность мироустройства и умеющего все поставить в контекст, не станет. Тем более что альтернатива удару веничком — ​удар плетью. Достаточно высечь и одного, чтобы другие призадумались.

Сопротивление небесполезно. Есть только один путь противодействия наиболее диким законам...
Что же нам, осудить вшивую интеллигенцию? Нет, не станем. Всем хочется жить, и всем хочется жить хорошо.

А для личного героизма нужны совсем уж серьезные основания: если враги, к примеру, сожгут родную хату — ​тогда да, тогда придется; а если это просто теледиктатура, как у нас, — ​то ничего страшного, тогда и диссонанс-то терпимый. Споем, станцуем, попарим, попиарим.

Но с собой-то можно ведь честным быть, а? Хотя бы с самим собой? Чтобы как бы и душу продать, но и фигу в кармане не разжимать? Эта фига в кармане ведь и есть самая популярная у нас форма сопротивления самозванцам и узурпаторам.
26.04.18 М.Солонин.



ЭТИМ занималось, надо сказать, 1/10 процента населения


Рута Ванагайте, литовский театральный критик, профессиональный пиарщик, а с недавних пор и писатель, в 2016 г. выпустила книгу под названием "Наши", в которой рассказала о Холокосте в Литве и участии местных жителей в этом тягчайшем преступлении. После чего, уподобившись "неуловимому Джо" из известного анекдота, она целый год на всех углах рассказывала о том, как её БУДУТ преследовать, терроризировать, изгонять и обижать. Встречу с читателями она начинала с причитаний о том, как её удивляет, что эта встреча вообще могла состояться, и как это зал предоставили, и бомбу пока еще не заложили... Многократно повторенный унылый спектакль от бывшего театрального критика изрядно надоел литовской публике - и вот тут-то на арене событий появляется "тяжелая артиллерия" в виде маститого советско-российского журналиста.

Владимир Познер взволнован: "Я бы очень хотел взять интервью у Ванагайте, может быть, она услышит меня и свяжется со мной. Вряд ли, но я на это надеюсь. Думаю, ей сейчас приходится очень непросто..." Да, надо спешить. Пока кровавые литовские бЕндеровцы не съели нашу героиню, надо привести её на центральный канал российского ТВ и сорвать, тык скыть, покровы. Рассказать русским зрителям всю правду "о том, как уничтожали евреев в Литве, причем этим занимались не какие-то зондеркоманды, не какие-то злодеи, а этим занималось, можно сказать, всё население". (с)

Что я обо всем этом думаю?

Во-первых, я знаю, что за четверть века в независимой Литве проведена обширная исследовательская работа с участием литовский, российских, израильских и всяких прочих историков. Есть специалисты. Созданы соответствующие научные учреждения. И хотя полные поименные списки палачей уже никто и никогда составить не сможет, общая картина событий и численность участников массовых убийств определена достаточно подробно и достоверно.

Организаторами (за редчайшими исключениями) были немецкие оккупационные власти. Непосредственными исполнителями убийств стало порядка 2 тыс. литовцев. Это меньше 1/10 процента от численности населения предвоенной Литвы. Статистическая погрешность. Если добавить к тем, кто "нажимал на курок", еще и вспомогательный административный аппарат, добровольных доносчиков, активных мародеров, то, по оценкам специалистов, набирается до 6 тыс. местных жителей. А если посчитать и родителей, которые не прокляли сына-выродка, и жен, которые не плюнули в лицо мужу-убийце и не ушли от него вместе с детьми, то наберется, наверное, до 1-2% от взрослого населения. Но с каких же это пор два процента стали обозначаться словами "всё население"?

Была и еще одна "статистическая погрешность": 889 граждан Литвы признаны израильским Институтом Катастрофы и героизма (Яд ва-Шем) в статусе Праведников народов мира. Это люди (семьи, католические священники), которые спасали евреев во время геноцида. Рисковали жизнью своих детей, спасая чужих - "инородцев" и "иноверцев".

Что больше: 889 или 6000 ? Арифметики для ответа на такой вопрос мало. Убийцы ничем не рисковали (ну кто же в Литве 41-го года мог поверить в то, что Гитлер проиграет войну?), ничего не теряли, но немедленно получали кучу всяких бонусов: и к новой власти примазаться, и старые счеты свести, и пограбить всласть, и садистские инстинкты потешить. Праведники же шли на немыслимый риск без малейшей надежды на награду в этом мире. И вот в маленьком народе, на клочке земли нашлась без малого тысяча праведников...

Во-вторых, нигде никого и никогда не награждали боевым орденом за подвиг, совершенный дедушкой. Соответственно, никого нельзя и проклинать за преступление, совершенное дедушкой. Общественного обсуждения заслуживает вопрос о том, что делает сейчас, сегодня нынешнее государство, ныне живущее поколение литовцев, поляков, немцев, украинцев, латышей, русских (да-да, и русских). А чего ж тут можно сделать, спросите вы? Много чего:

- вернуть награбленное законным наследникам убитых (это первое, без чего всё прочее превращается в фарс)

- назвать и осудить (пусть даже посмертно) преступников

- увековечить память невинно убиенных

- и в конечном итоге создать такой моральный климат в обществе, при котором любое, даже мельчайшее проявление воинствующего национализма будет восприниматься как мерзкая, позорная болезнь.

В новой Литве что-то делается. 8 мая 1990 года, меньше чем через 2 месяца после провозглашения независимости Литвы от СССР, литовский парламент (тогда еще "Верховный Совет") принял декларацию «О геноциде еврейского народа в Литве в годы нацистской оккупации». Начиная с 1994 года, годовщина ликвидации Вильнюсского гетто (23 сентября) отмечается как Национальный день памяти. 1 марта 1995 г. первый президент новой Литвы Альгирдас Бразаускас, выступая в израильском Кнессете, принес извинения еврейскому народу. Уроки Холокоста включены в обязательную школьную программу по истории для 5,10 и 11 классов средней школы. Созданы музейные экспозиции, построены и строятся мемориалы на местах массовых расстрелов. 2012 год был объявлен "Годом памяти жертв Холокоста". В том же году Сейм постановил выплатить компенсации пережившим Холокост гражданам Литвы и членам их семей, на что из госбюджета было выделено 53 млн. Евро.

Из событий последних лет нельзя не вспомнить "марш памяти" в местечке Молетай (29 августа 2016 г.). Возникшая все всякого государственного участия (по личной инициативе литовского - и по паспорту и по национальности - драматурга Марюса Ивашкявичюса) общественная акция в итоге превратилась в многотысячное шествие, в котором приняли участие видные общественные и политические деятели, включая "отца-основателя" новой Литвы Витаутаса Ландсбергиса (кстати, его мама - один из Праведников Литвы). Действующий президент Даля Грибаускайте посетила мемориал в Молетай на следующий день.

Это много? Этого мало? Смотря с чем сравнивать. Я думаю, что для российского гражданина и российского журналиста (в том числе и для господина Познера) самой естественной и правильной точкой отсчета является его страна - Россия. Так вот, в новой России, за четверть века столько было сделано? Вы можете себе представить - нет, не президента, а хотя бы второго помощника третьего секретаря посольства РФ в Израиле, который произносит слова "простите нас"? Если можете, то я потрясен силой вашего воображения...

И тем не менее - и в России что-то делается, отрицать это неприлично и глупо. В частности, в 2001 году смоленское издательство "Русь" выпустило в свет книгу "Бабьи яры Смоленщины" (автор и составитель И. Цынман, ISBN 5-85811-171-8). Настоятельно рекомендую журналисту Познеру обратить на неё внимание, хотя и понимаю - найти эту книжку, изданную тиражом 900 экз. (и это на всю-то Россию!) будет гораздо труднее, чем Руту Ванагайте.

Кроме всего прочего в книге этой (стр. 158-175) описано, как по дорогам Смоленщины, под бесконечными злыми дождями потянулись в лес телеги с богобоязненными русскими мужичками. За грибами? Нет. За ягодами? Нет. За жидами. Стреляли их много и торопливо, на детей и вовсе патроны не тратили, засыпали в ямах живьем. Кому-то удавалось из тех ям выползти. Вот их-то мужички по лесам и собирали. Так сказать, пускали во "второй передел". Немцы были щедрые, по спискам не сверяли, за ту же голову по второму разу выдавали 6 пачек махорки.

Махорку ту давно уже скурили, но мужички, если хорошо поискать, остались. Где-то по деревням живут, кашляют. Опять же дети есть, что-то видели, от отца слышали, может и швейная машинка "Зингер" с тех пор в избе стоит, часы с кукушкой... Это я беру на себя дерзость предложить г-ну Познеру сюжет для документального фильма. Если уж снимать кино про статистическую погрешность, то пусть это будут "наши".


Уважаемые пользователи! Если в ходе ознакомления с данным материалом у вас появилось желание задать вопрос лично Марку Солонину, предлагаем воспользоваться страницей обратной связи.http://www.solonin.org/sendletter
А.Орлуша.
Вчера под вечер был в одних гостях.
Всё как обычно: тесно, рюмки, чашки,
И разговор о «плясках на костях»
Привёл нас к пляскам на живом Аркашке.
Аркадий, если кто его видал,
Не из танцоров, яйца, блин, мешают.
Поверю, если скажут «в морду дал»,
Но штамп про танцы суть не отражает.

Хозяин, искромётен и не глуп,
Борец с режимом и его злодейством
Вдруг возопил про «неостывший труп»
Учителя по части лицедейства.
Потёк елей про ту и эту роль
На душу отлетевшую бальзамом,
И вскрылись люди, будто их пароль
Раскрыл, как двери к таинствам Сезама.



- Как он играл!!! А как он зал держал!
- Матроскин, «Неоконченная пьеса»!
- А то, что он ублюдку руку жал, -
Издержки сложных творческих процессов!
Про «Пьесу»… Я смотрел её давно,
В ней всё прекрасно искренне и тонко.
Никиту жаль. Никита стал говном.
Нет, не говном, а хуже. Стал подонком.

- Артист кого убил? Сошли с ума?!!
- Вы просто смерти человека рады!
- Ракета в Боинг целилась сама,
Не мог же Лёлик выстрелить из «Града»!
- Мерзавец? Ну и что, теперь забыть,
Каким он был уютным, добрым, милым?
- А родственникам – что, теперь не пить
За память деда в доме Чикатило?

Ведь дед – он наш, он не такой, как все,
О нём в семье мы помнить будем вечно!
Ебал детишек в лесополосе?
Зато внучатам смастерил скворечник!
Ну да, конечно, он перегибал,
Зато смотри, какой домище сладил!
Не для того он сруб для нас рубал,
Чтоб каждый на его могиле гадил!

Да, не стрелял. Но что-то, ё-моё,
Из Чехова слова напоминает:
Висит на сцене старое ружьё,
А в третьем акте – совесть убивает.
- А Гамсун – как? А Лени Рифеншталь? --
Летело в ночь по улицам московским.
- Певцы скотов, мне, кстати, их не жаль.
Такие же, как Горький с Маяковским.

О как же ты противен вязкий гной
Имперских за паёк интеллигенций,
И вечность им не выдаст ни одной
Из всех, что так желанны, индульгенций.
Они молчали в 68-м,
И в 79-м – промолчали,
Молчали, выясняется, с трудом,
Но без труда награды получали.

Эх, знать бы, кто, когда, за что и чем
Таланту за злодейство отмеряет.
Хозяйка вдруг взметнулась: - Выпить всем!
Ведь смерть любого с каждым примиряет!
На это я сказал: - Пожалуй, нет.
Не каждый может с каждым примириться,
Не сможет стук смертельных кастаньет
Заставить жертву танцевать с убийцей.

…Я с ними пить любил до темноты,
Мы власть ругали, не стесняясь мата,
Но между нами вспыхнули мосты,
«На посошок» не буду пить, ребята.
Мне тошнотворна труб фальшивых медь,
Я плачу от того, чему вы рады.
Когда умру – не вздумайте скорбеть,
И на поминки приходить не надо.

А я? Махну в Житомир завтра днём.
В театр, к дружку армейскому Шкарупе,
Мы там с дружком артиста помянём
Без танцев на едва остывшем трупе.
Мы выпьем за его лукавый взгляд,
За то, как был в искусстве он азартен.
Для нас он умер много лет назад,
Приделав Крым к линялой русской карте.

В Житомире есть памятник вины
Всех тех, что против ужаса не встали.
Там фото всех, кто не пришёл с войны,
Висят в строю на старом пьедестале.
Там слышно стоны из солдатских горл,
Застывшие у прилуганских весей,
И фраза: «Залишився сын Егор,
Дружина Вiра, донечка Олеся»…

Вы в гроб тому, кто словом унижал,
«За упокой» записок насовали,
Вы, поддержав того, кто поддержал,
За зло и мерзость проголосовали
Что ж, продолжайте славить и лизать,
Тирана, мракобеса, оккупанта…
«Покойся с миром» не могу сказать
Тому, кто поддержал войну талантом.
Как понять непостижимое, или «Спасите наши души»
АВТОР
Игорь Чубайс
автор книги «Чубайс против Путина», доктор философских наук
Мысли путаются и понять ничего не могу, старый стал… Не знаю, к кому обратиться. А, наверное, лучше всего — к читателям, они все знают и все объяснят…

Перед выборами все чаще политический телевизор смотрю, народ его «геббельсом» называет. И что там говорят?! Что Крым – наш и всегда будет нашим, потому, что референдум был. Я согласный, но не пойму – ведь с 1991 года в Крыму было три референдума и все результаты – разные. Почему же последний референдум – это референдум, а остальные – нет? А если через пару лет опять провести опрос и опять мнение поменяется – все равно «наш навсегда» или полуостров отчалит «из гавани»?

Со Скрипалем и его дочкой – совсем не понятно. В 2010-ом президент публчно пообещал его строго наказать, чтобы «кровь горлом». Предателей мы не прощаем. И вот возмездие наступило. А наши мидаки, во весь голос, англичанам — какие ваши доказательства? Это не мы, Россия не причем!! Так что же – в 10-ом обманывали или в 18-ом или еще как-то по-другому понимать?

Слышу, что наши власти переживают за 25 миллионов русскоязычных, оставшихся после распада страны за бугром. Хорошо, что им обещают помощь, хотя обещать жениться – еще не значит… Ведь после 91-ого из России уехало еще до 20 миллионов человек! Власти уверяют, что они о нас так заботятся, так заботятся, все социальные программы всегда выполняют. И кому верить – 25 миллионам, которые «там» и сюда не собираются или еще 20 миллионам, которые «отсюда» и которые здесь уже ничего не ждут?

…Две недели прошло, а я так и не смог понять про ежегодное послание. Президент обижен, что Запад нас не слушает. Конечно, неприятно. Действительно, приходится им погрозить – чтобы услышали. Но первый вопрос — чем грозить? По ВВП мы толи 20-ые, толи 25-ые в мире, а американцы — первые. Армия США и армия России, как проговорился Сергей Иванов – это «слон и моська». Наш военный бюджет – в 10 раз ниже американского (650 миллиардов и 60 миллиардов долларов), а производительность труда в РФ еще в восемь раз ниже, чем в Европе и США!!! Выходит, грозилка-то не выросла!

А вот второй важный вопрос, и теперь уже без иронии, – верно ли, что Россию не слышат? Мне кажется, что слышат, и слышат все лучше.

…«Там, у них», вообще, довольно четкое правило – если вокруг чиновника возникает скандал, он обязан отреагировать и уйти в отставку. У нас ситуация обратная – наши скандалы слышат все вокруг, кроме самих чиновников. Примеры в студию? Пожалуйста.

-Мельдоний, олимпиада… Если кого-то из своих «наказывают», то только с повышением. А с Родченко (как и со Скипалем?) еще обещают разобраться.

-Скандал с малайзийским Боингом? –Мы тут не причем, а ваши доказательства – ничего не доказывают!

С самолетом Качиньского, вообще отстаньте. И отдавать его не собираемся… Да, про сбитый Южно-Корейский Боинг до последнего не признавались, но это не ваше дело…

Про Дерипаску, Приходько и Рыбку – этого быть не могло, поэтому срочно удалите записи…

Кокаин из Аргентины, на правительственном самолете – я вас умоляю, не верьте бредням и сплетням. Это же совместная операция полициейских двух стран…

-Война с Украиной? И в Сирии? Ну, придумайте сами что-нибудь. Правильно, это называется «спекулировать на трудностях». Мы тут совершенно не причем, хотя и несем большие потери …

Ну, хватит, хватит. Про убийство Немцова, про хакеров и выборы на Западе и т.д. и т.п. — в другой раз…

Подытожим. Так что же мы им хотим сказать и чего они не слышат?

Когда сто лет назад вокруг России возводили красножелезный занавес, весь мировой опыт приходилось заменять советчиной, марксизмом, обезображенным ленинизмом. Нынче через железный занавес еще выпускают на выход, но ничего не пропускают внутрь. Коммунистический миф умер, а взамен власти предложить нечего, вместо скреп — нацгвардия. Главным врагом опять объявлены «иностранные агенты». Нас выталкивают в задраенную камеру с удушающей пустотой! Повторю вопрос – какие сигналы из России не слышит Запад и что должно защищать некое новейшее оружие, кроме вечной и несменяемой власти?

Запад слышит Кремль, но не слышит Высоцкого — «Спасите наши души, мы бредим от удушья»! Это наш голос!

Впрочем, нет такой пустоты и таких провалов, какие кремлевская пропаганда не превратила бы в свои высшие достижения!