?

Log in

No account? Create an account
БОЖЕСТВЕННАЯ КОМЕДИЯ В ИСПОЛНЕНИИ ПУТИНА
19 ОКТЯБРЯ 2018, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО


«Мы как жертвы агрессии, мы как мученики попадем в рай, а они просто сдохнут», - в такой лаконичной форме Путин описал участникам Валдайского форума, а заодно и всем россиянам свою версию конца света. Помимо этого Путин сообщил на этом форуме массу интересных вещей. Например, россияне узнали от своего президента, что в России, в отличие от других стран, «есть предрасположенность граждан жизнь свою отдать за Отечество» (гы-гы: qwertyl1102). Вполне очевидно что между этими двумя новостями есть неразрывная связь: поскольку «мы» попадем в рай, а «они» просто сдохнут, то стимулов держаться за жизнь у «них» неизмеримо больше, чем у «нас». Клеветники России могли бы тут что-то сказать о таких различиях в качестве жизни, при которых держаться за такую жизнь просто глупо, но зачем нам слушать клеветников.

Жанр загробного видения, который часто использовался в средневековой литературе, в современной политической риторике встречается сравнительно редко, а Путин обратился к нему, кажется, впервые. И это свидетельствует о новом этапе его творческой и ментальной эволюции. Начало этого этапа некоторое время назад увидел Борис Немцов, сообщивший россиянам, что их президент – ёб@@тый. Затем Ангела Меркель предупредила планету, что президент Путин обитает в параллельном мире. И вот теперь президент России дал сеанс загробного видения.

Возможно, Путин, понимая, что конец его фашистской диктатуры будет так же печален, как и конец всех предшествующих фашистских диктатур, а главное, может наступить внезапно, решил заблаговременно начать косить под придурка и тем самым обеспечить себе алиби. Юродивые в России всегда были в почете, тот же Иван Яковлевич Корейша прожил в сумасшедшем доме последние 43 года своей жизни, проведя их в почете и уважении и развлекаясь тем, что закидывал своих почитателей экскрементами и пугал их своими безумными криками и бессвязными бормотаниями. Вполне вероятно, что для Путина подобное развитие его политической карьеры будет не самым плохим…

Впрочем, если в кликушестве Корейши и других юродивых еще можно было угадать какой-либо смысл, то понять то, о чем говорит этот заплывший ботоксом человечек, вальяжно развалившийся в кресле, нет никакой возможности. Кто, какой разбойник, какое государство собирается нападать на Россию и наносить по ее территории превентивный ядерный удар? В мире было несколько участков потенциальной угрозы ядерной войны, но сейчас остались лишь те, где угроза ядерного апокалипсиса исходит только от Путина.

После того, как лидеры США и КНДР померились своими ядерными достоинствами, и глава КНДР увидел, что у Трампа его красная кнопка толще, угроза конца света, исходящая с севера Корейского полуострова постепенно сходит на нет. Остались Сирия и Украина. То есть, те очаги войны, где агрессором является именно Путин.

Главная угроза для россиян расположена в Кремле, а точнее, в голове главного обитателя этого здания, Владимира Путина. Именно он устроил для России все эти приключения с санкциями и двумя агрессивными войнами, в результате чего уровень жизни в России резко упал. Именно Путин только что украл у россиян пять лет пенсионного возраста. Именно Путин привел к власти свою свору воров и убийц, от которых исходит угроза гражданам России.

17.10.2018 к помещению редакции «Новой газеты подбросили похоронный венок с фотографией журналиста Дениса Коробкова с надписью «предатель Родины». На следующий день у дверей редакции стояла корзинка с отрезанной головой барана и запиской: «Главному редактору «Новой газеты» с приветом вам и Коробкову».

Денис Коробков – автор резонансных расследований бизнес-империи «повара Путина», Евгения Пригожина. Империя в том числе включает фабрику троллей и ЧВК Вагнера, то есть, является микромоделью путинского режима, воспроизводя в точности его структуру: ложь и насилие. Сам Денис Коробков неоднократно получал угрозы. Только что в его квартиру поступила интернет-доставка: букет с нечетным количеством цветов и надпись «Мы тебя никогда не забудем!».

О том, что это не пустые угрозы и о той опасности, которая ждет каждого, кто пытается расследовать деятельность структур «путинского повара», убедительно свидетельствует трагическая гибель в Центрально-африканской республике коллектива журналистов-расследователей, которые поехали туда как раз для изучения деятельности ЧВК Вагнера.

Еще одной иллюстрацией неадекватности путинского окружения стал ответ Алексея Навального генералу Золотову. Если то, что говорил Путин на Валдайском форуме, производило впечатление речи неадекватного человека, то видео Навального с ответом генералу Золотову т по форме и по содержанию может служить примером современной политической риторики. В этом коротком видео Навальный убедительно доказал ,что его оппонент генерал Золотов, один из самых влиятельных силовиков России, во-первых, несусветный ворюга, во-вторых, крайне некомпетентный человек, попросту – дурак, а в-третьих, сам факт попадания на такой пост человека, который был простым охранником у криминального авторитета, является свидетельством той опасности, которую несет россиянам режим Путина.

Данте в «Божественной комедии» подробно описал структуру загробного мира, в том числе структуру рая, состоящую из семи сфер. Поскольку путинская Россия вот прямо сейчас выпиливается из мирового православия, а значит и из христианского мира, то и устройство рая в конструкции загробного мира Путина радикально отличается от традиционных христианских представлений. Судя по всему, это будет довольно своеобразное место, населенное золотовыми, пригожиными, а также обитателями российского телевизора, а на вершине высшей благодати, там где у Данте пребывают Иисус вместе в Девой Марией в окружении ангелов в вечном общении с творцом, в суверенном российском раю россиян поджидает Путин со своей фирменной ухмылкой…

Возможно, кому-то захочется вечно видеть эту физиономию, а по мне так лучше просто сдохнуть. Если, конечно, не будет иного выбора…
...В конце 1990-х годов москвичка Людмила Павловна Любимова, вышедшая на пенсию, вырастившая дочь и даже поднявшая внуков, внезапно стала очень набожной. Она полюбила Никитский мужской монастырь в Переславль-Залесском и стала ездить туда в свободное время, оставив столичную квартиру наследникам. Ее духовником стал настоятель монастыря архимандрит Димитрий (в миру Алексей Михайлович Храмцов). Таких женщин, как Людмила Павловна, у него было несколько...

[Spoiler (click to open)]Православная церковь растит детей в неволе и истязает их средневековыми пытками



Русская православная церковь год за годом все глубже проникает во все сферы общественной жизни, уделяя особое внимание вопросам морали и воспитания молодежи. Однако в самой РПЦ регулярно происходят действительно жуткие вещи в ее приютах на положении рабов живут дети без документов, их обучают по средневековым законам, пытают и морят голодом. За безопасность церковных заведений отвечают бывшие сотрудники силовых структур, готовые на все ради сокрытия их тайн, а новые монастыри и приходы становятся источниками многомиллиардных доходов. Лента.ру нашла свидетельства издевательств над детьми в церковных приютах, выяснила, на чем РПЦ зарабатывает колоссальные деньги и кто охраняет этот бизнес, а также узнала, почему высшее духовенство так боится любых перемен в жизни общества.



У православных слово ортодокс ассоциируется исключительно с иудеями. Хотя во всем мире обозначает именно православного. Это слово используют в научной, теологической, военной литературе, его печатают на жетонах военнослужащих и никакого двоякого толкования оно не вызывает, никто не перепутает иудея и христианина.



И только в философии это слово имеет другое, уничижительное значение. Так называют людей, слепо использующих давно отвергнутые всем научным миром догматы, причем отвергнутые доказательным путем.



А еще в разговорах о Русской православной церкви теологи всего мира используют неформальный, но очень точный оборот.



Рабоче крестьянская красная церковь



Эти четыре слова полностью обнажают подоплеку всех тех процессов, что происходят в РПЦ последние 30 лет с момента ее воскрешения.



I.Мосейцево.



В истории ключевые вехи часто несут имя географического объекта. Таковы греческое местечко Марафон, палестинский город Вифлеем и аравийская Мекка.



В современной истории РПЦ таким географическим объектом стало небольшое село Мосейцево Ростовского района Ярославской области. В воцерковленных кругах его стараются не упоминать кажется, просто пытаясь вычеркнуть из памяти случившуюся здесь историю и надеясь, что она побыстрее забудется.



В субботу, 22 ноября 2014 года в одном из домов этого села было обнаружено тело 13-летней девочки Тани.



Судя по материалам уголовного дела, в полицию обратилась местный фельдшер. Позже на допросе в качестве свидетеля она расскажет об обстоятельствах страшной находки.



Днем ко мне домой пришла Любимова Л. П. и сказала, что ее дочь Таня упала и вроде как не дышит. Я сразу схватила укладку первой помощи и пошла к их дому на улице Труда, но по пути Любимова сообщила мне, что уже переодела дочь в погребальное платье. Меня это насторожило, ведь сначала Любимова сказала, что девочке нужна медицинская помощь. В доме я обнаружила, что девочка лежит на кровати, уже обмытая и переодетая во все чистое, с повязанным на голову платком. Левый глаз приоткрыт, и под ним на лице четко различаемая гематома размерами два на два сантиметра. Других детей в доме видно не было, и я спросила Любимову, где остальные девочки. Она проигнорировала мой вопрос, а когда я его повторила, сказала что-то типа „Я не буду отвечать“. А на вопрос, что произошло, Любимова ответила „Видимо, она болела“. Хотя там на лице синяки были. Любимова попросила меня выдать справку о смерти, так как надо похоронить девочку без проблем, но я отказалась и настояла, чтобы вызвали полицию, так как, во-первых, налицо были явные признаки насильственной смерти; во-вторых, умершей была несовершеннолетняя, и причина смерти оставалась неясной; и в-третьих, слова и поведение Любимовой вызывали у меня подозрения она говорила, что Таня болела, но травмы были больше похожи на следы побоев.



Кроме того, на теле были видны следы алиментарной кахексии.



Кахексия в переводе с медицинского истощение. Алиментарная то есть из-за недоедания. Девочка была не просто тощая детей в таком состоянии мы чаще всего видим на фотографиях из немецких лагерей смерти. Ее тело забрали в морг и, как того требует закон, срочно провели вскрытие. По его результатам следователи немедленно возбудили уголовное дело, и в дом 67 на улице Труда в поселке Мосейцево выехала следственно-оперативная группа. Изымали все, потому что эксперты дали однозначное и категорическое заключение причиной смерти Тани стали тяжелейшая черепно-мозговая травма, вызванная не менее чем шестью ударами по разным частям головы.



Кроме того, на теле были обнаружены побои разной степени давности от двух месяцев до нескольких часов. Но особенно врачей впечатлил ожог на внутренней части рта такой случайно получить невозможно.



Нам было известно, что у Тани пять сестер. Очень быстро мы установили, что все они удочеренные в доме была обнаружена папка с решением суда и по два экземпляра свидетельств о рождении на фамилию, имя и отчество, данные при рождении, и на новые, полученные уже после обретения семьи. Все девочки стали Любимовы, все Михайловны, рассказывает следователь по особо важным делам Следственного управления СКР по Ярославской области, капитан юстиции Геннадий Бобров. Но самих девочек в доме не было, и мать, гражданка Любимова Людмила Павловна, категорически отказалась говорить, где они. А по поводу погибшей Тани рассказа, что девочка по собственной неосторожности упала в погреб и, видимо, тогда же получила ту самую травму. Правда, это не объясняло, откуда у ребенка переломы свода черепа в шести местах.



Матушку Любимову решено было задержать она явно лгала следствию. А девочек стали искать. Только полтора дня спустя их нашли сотрудники местного отдела по делам несовершеннолетних и уголовного розыска. Всех их попрятали по разным местам одна была в другом доме в Мосейцево, остальные кто в Ивановской области, кто в деревне Голузино, кто в Закобякино там везде были дома, принадлежащие приюту Любимовой.



Всех девочек спрашивали, кто их мама, и все говорили матушка Людмила (Любимова), рассказывает Бобров. Но спустя несколько дней внезапно выяснилось, что по документам у одной девочки мамой числится гражданка Семенова, у еще двух гражданка Гусманова.



Но все дети продолжали утверждать наша мама Людмила. И еще мы же допросы начинали вообще вслепую, ничего не зная, просто спрашивали детей, что произошло с Таней. Они спокойно отвечали но нас всех начинала бить дрожь. Вот в такие моменты понимаешь, как же хорошо, что закон ограничивает время допроса несовершеннолетних не из-за них, детей, а из-за нас, взрослых.



Видеозапись первых допросов детей пугает настолько, что Стивен Кинг точно вышел бы покурить за дверь.



Верочка, скажи, ты не знаешь, что произошло с Таней?



— Знаю, она умерла… (быстро поправляется) Ее Бог забрал.



— А перед этим она тебе ни на что не жаловалась?



— Жаловалась, она же несколько дней лежала, потому что у нее голова болела.



— А почему у нее голова болела?



— Потому что она горчицу есть не хотела…



— Какую горчицу? В смысле есть не хотела…



— Чтобы не болеть и хорошо расти, надо каждый день горчицу есть, по две столовые ложки. Матушка Раиса ей горчицу дала, а Таня ее есть отказалась. И тогда матушка Раиса с матушкой Людмилой ее наказали.



— А как наказали?



— А как всегда, ее палками побили.



— Как побили палками? (вопрос явно задан от неожиданности, но девочка совершенно спокойно начинает на него отвечать)



— А как обычно велели принести ее палку, матушка Раиса села на печь и стала ее бить. А потом еще кипятку в рот налила.



— Верочка, а что такое „ее палка“?



— Ну палка. Обычная такая… У нас у каждой они есть.



— И как вы их отличаете?



— А они же подписаны. Вот на моей розовым фломастером написано „Вера“. А у Тани красным написано „Татиана“. Так и отличаем.



— А опиши, пожалуйста, палку.



— Ну, белая такая, ровная и круглая, как черенок от лопаты (Вера сводит вместе большой и указательный палец, словно знак „Окей“), но потоньше. А длина (она разводит руки в стороны) примерно вот такая.



— А кого еще горчицей кормили? Вот тебе давали?



— Конечно. (пауза) Нам всем давали. Матушки давали. Два раза. Только мы ее не любили, она невкусная. Но лучше съесть, потому что иначе ее с кашей смешают, и вообще невкусно будет.



— А кто из… матушек (опрашивающий явно произносит это слово через силу) давал?



— А все давали. Кто обедом кормил, тот и давал… И матушка Раиса, и матушка Галина, и матушка Людмила. А, вот еще вспомнила перед тем как Таня заболела, она есть горчицу отказалась, так матушка Раиса ей силой ложку в рот засунула. Танечка давиться начала, и матушка Раиса чайник с плиты взяла и ей в рот воды налила. Таня потом сильно плакала, и ей пришлось вечером дополнительные земные поклоны бить за ослушание.



На момент допроса Вере еще не исполнилось семи лет. Матушке Людмиле (Любимовой) было 67. Матушке Галине (Гузель Семеновой)55. Матушке Раисе (Рифе Гусмановой)56.



Все до одной девочки дали одинаковые показания и говорили о происходящем так, будто удивлены расспросами о таких естественных вещах.



А через пару дней спрашивали воспитателей реабилитационного центра, почему им вместо горчицы дают какие-то вкусные таблетки.



Дело было в 2014 году. В XXI веке. В Центральной России в 180 километрах к северо-востоку от Москвы… Гусманову задержали после допроса девочек, вечером 24 ноября. Когда сотрудники СКР пришли к ней в Мосейцево, она была в котельной. В топке пылал жаркий огонь там вперемешку с дровами горели гладкие палки, похожие на черенки от лопат, только тоньше. Потом в золе эксперты обнаружат множество обгоревших тряпок со следами крови, сгоревшие бумаги и следы красящих веществ. Идентифицировать их не удастся очищающий огонь смешает все.



— У всех этих женщин отличный аналитический ум, вспоминает следователь Бобров.



— А еще высшее техническое образование Людмила Павловна закончила физико-математический факультет и перед пенсией работала в совместной российско-швейцарской фирме. Семенова и Гусманова всю жизнь трудились в нефтянке.



Они утверждали, что девочки не просто несмышленые что они недоразвитые. Но здесь сильно прогадали закон требует, чтобы перед усыновлением все дети проходили тщательную диспансеризацию и чтобы такая же диспансеризация проводилась при поступлении в реабилитационный центр. То есть еще до начала допросов. Потом, по ходатайству адвокатов, результаты сравнили эксперты. И опровергли заявления обвиняемых. Правда, сразу скажу все врачи, особенно гинекологи, отметили безумную антисанитарию в состоянии девочек. А психологи сделали вывод это следствие исковерканного воспитания.



II.Социальный приют



В конце 1990-х годов москвичка Людмила Павловна Любимова, вышедшая на пенсию, вырастившая дочь и даже поднявшая внуков, внезапно стала очень набожной. Она полюбила Никитский мужской монастырь в Переславль-Залесском и стала ездить туда в свободное время, оставив столичную квартиру наследникам. Ее духовником стал настоятель монастыря архимандрит Димитрий (в миру Алексей Михайлович Храмцов). Таких женщин, как Людмила Павловна, у него было несколько.



В начале 2000-х Людмила Павловна внезапно создает Любимовский приют милосердия (юридический адрес село Любимово Ростовского района Ярославской области, отсюда и название). Формально для оказания помощи попавшим в трудную жизненную ситуацию, но фактически приют получает несколько домов и гектаров земли под индивидуальное жилищное строительство и для личного подсобного хозяйства. В результате все, попавшие в трудную жизненную ситуацию и обратившиеся в монастырь, направляются в эти богоугодные заведения. А там трудятся на благо господа встают в шесть утра и с молитвою отправляются пасти коров и коз, выращивать картофель и прочие сельхоз культуры, печь хлеб и просвирки, квасить капусту, собирать грибы и ягоды, ухаживать за садами. За свою работу они, конечно же, не получают ни копейки. Зато в распорядке дня обязательные молитвы, отбитие земных поклонов перед иконами, размышления о греховности земной жизни и индивидуальных грехах каждого.



Абсолютно вся продукция этого приюта отправлялась в монастырь овощи и фрукты, квашеная капуста, консервированные грибы и ягоды, компоты и морсы… Все то, чем живут монахи, и излишки чего они меняют на деньги.



Такие же приюты создают несколько других женщин. Всех их отличает высшее образование, аналитический ум, практичность, преклонный возраст, отсутствие греховной менструации, высокая набожность и безоговорочное подчинение отцу Димитрию. То есть это женщины, которым по канонам позволено входить в алтарь. Правда, не все приюты получают юридический статус некоторые никаких бумаг не имеют, хотя у них есть и свои бланки, и своя печать, а высшие чины РПЦ пишут письма с просьбами выделить им пустующие дома и участки.



В 2002 году матушка Людмила берет опекунство над восемью сиротами и забирает их из детского дома. Процедура проходит почти в соответствии с законом женщина подала документы, предоставила характеристики, некоторое время навещала избранных сиротинок (сплошь девочек)и получила соответствующее решение суда. Отступление от государственных требований только одно формально она одинока, то есть у нее, нет мужа. Но суд этого противоречия не замечает.



Опекунство позволяет женщине получать деньги от государства на содержание детей. Но уже в тот момент епископат РПЦ начинает говорить, что это не православный метод. В феврале 2017 года Архиерейский Собор прямо запишет в программном документе Об отношении Православной церкви к сиротам не наш метод. Только усыновление православными!



Но еще в 2005 году Любимова обращается в суд с заявлением об удочерении всех опекаемых ею восьми дочерей. Суд вынужден дать согласие, но с учетом возраста отказывает в усыновлении восьми девочек, и Людмила Павловна становится приемной матерью шести. А уже на следующий день в тот же суд поступает ходатайство об усыновлении двух оставшихся от православной башкирки Рифы Гусмановой (матушки Раисы) и ярославки Гузели Семеновой (матушки Галины). Обе, по странному совпадению, учредительницы таких же приютов и духовные чада отца Димитрия. Суд в кратчайшие сроки удовлетворяет оба заявления, но впоследствии все восемь удочеренных девочек называли матерью именно Любимову.



Таким образом, в свои 62 года Любимова становится многодетной матерью со всеми причитающимися льготами. А приют продолжает работать. Там оказываются многодетные матери со своими детьми, больные, алкоголики, бездомные. По словам жителей села, на участках порой работало до 30 человек. Примерно треть из них дети.



Всеми руководила и показывала пример матушка Людмила. Помогали ей матушка Галина и матушка Раиса. Причем территориально принадлежащая приюту недвижимость обнаружена была не только в Ярославской, но и в соседней Ивановской области там, где следователи СКР после смерти Тани нашли спрятанных девочек. Никакой бухгалтерской или иной отчетности в государственные органы приют не сдавал, но грузовики с продукцией еженедельно отправлялись в монастырь.



Весной нас наказывали в бане, что во дворе дома в Мосейцево стояла, но летом и осенью она заполнялась картошкой, поэтому лавку для наказаний принесли в дом. А в июле матушка Раиса брала нас, и мы шли в лес резать прутья на весь год. Они потом замачивались в специальном ведре, и нас этими прутьями наказывали, такие показания дали все бывшие дочери Любимовой, Семеновой и Гусмановой. Они тогда еще не знали слова розги.



- Все дочери наших женщин проходили домашнее обучение, рассказывает следователь Бобров. В школу ездили только на контрольные работы и на экзамены. И обязательно в сопровождении взрослых. Те сидели с ними в классе ведь закон этого не запрещает. Но в ходе расследования выяснилось, что принимавшие экзамены учителя в какой-то момент выходили из класса, и в это время все задачи и упражнения быстро делали матушка Людмила и матушка Раиса. И получалось, что девочки чуть ли не отличницы. Во всяком случае, в пример окружающим их ставили. Уже потом, когда детей забрали в реабилитационный центр, выяснилось они отстают по всем предметам минимум на год, а то и на два. Хотя все до одной, включая погибшую Таню, буквально на коленях умоляли матушку Людмилу разрешить им ходить в школу. В первую очередь потому, что они многого не понимают, ведь объяснить некому. Но им запрещали. Знаете, почему? Говорили, что односельчане ловят православных детей на улице и отрубают им головы.



По показаниям девочек, эту фразу им повторяли неоднократно на протяжении 2011–2014 годов. век. Центр России, 180 километров от Москвы.



А тем временем такие же приюты создаются по всей России, и обязательно под покровительством РПЦ. Возглавляющие их женщины всегда одиноки. Только в Ярославской области известно о 12 подобных приютах и двух православных общинах, где живут и трудятся во славу Божию кузнецы и столяры. А у Николаевского монастыря даже есть своя вотчина, деревня Герасимово.



III.Добрая такая книга.



Самой главной книгой, по которой с благословления отца Димитрия жил приют матушки Людмилы, был Домострой.



Это сейчас в энциклопедиях пишут, что Домострой выдающийся памятник русской словесности XIV века, рассказывающий о быте крестьянской Руси. В советские годы его характеризовали иначе образец косности Церкви, лишающий крестьян права самостоятельно мыслить, делающий женщину полностью бесправной и предрешавший массовый голод, ведь вести сельское хозяйство крестьяне были обязаны по писанным правилам, а не в соответствии с реальными погодными условиями. До 1991 года эта книга была запрещена к переизданию, причем, по некоторым данным, неофициальный запрет ввели еще в 1861 году, одновременно с отменой крепостного права. Сейчас ее купить легко самый дешевый экземпляр стоит всего 1 461 рубль.



Домострой определял, что женщина ничто, поскольку она не раб и не господин. За серьезные провинности женщину предписывалось раздеть донага и до крови сечь дураком специальной плеткой из сплетенных кожаных ремней.



«Жены мужей своих вопрошают о строгом порядке, о том, как душу спасти, Богу и мужу угодить и дом свой получше устроить. И во всем покоряться мужу. А в гости ходить и к себе приглашать и пересылаться только с кем разрешит муж. А увидит муж, что у жены непорядок…, сумел бы свою жену наставлять да учить полезным советом; …но если жена науке такой, наставлению не последует и того всего не исполняет, и сама ничего из этого не знает, и слуг не учит, должен муж жену свою наказывать, вразумлять ее страхом наедине… Плетью же, наказывая, бить страшно и здорово, если вина велика.»



Именно в Домострое прописано, что женщин за убийство мужа в надо живыми закапывать в землю всем миром.



В Мосейцево и в других подобных приютах жили по Домострою, но с коррективами. И правки с благословления отца Димитрия матушки вносили по своему разумению.



Из материалов уголовного дела:



Распорядок дня был всегда один и тот же. Он немного менялся, когда приезжала комиссия или милиция. Когда же комиссия не ожидалась, он был следующим просыпались в шесть утра, шли управляться со скотиной кормили, поили, выводили, чистили навоз. Потом шли домой, читали молитвы из Молитвослова, делали поклоны. Поклоны выполнялись следующим образом ладони прикладывались к затылку, локти разводились в стороны, в таком положении мы вставали на колени и, сгибаясь вперед корпусом, касались лбом пола. Таких поклонов делали много, отказаться было нельзя, иначе матушка Раиса начинала ругать и таскать за волосы. В последнее время уроками не занимались. После обеда, когда матушка Раиса ложилась спать, мыли грязную посуду, которой было очень много, так как матушки из молока делали простоквашу для монастыря и другую молочку, в том числе сметану и творог. После мытья посуды, ближе к вечеру, шли управляться со скотиной. После читали правила-молитвы и били поклоны до трех часов ночи. На ночь Лизе и Тане, а также иногда другим девочкам связывали руки, делали это матушка Людмила и матушка Раиса. Они считали, что девочки занимаются блудом, те это отрицали, но им не верили. В обед и ужин нам давали горчицу, в каше и на хлебе, а перед сном разводили горчицу в полчашке воды, и ее надо было пить. Когда приезжали комиссии, распорядок менялся мы в эти дни не делали поклоны, спали до восьми утра, не работали, играли и нормально питались. И могли рисовать сколько угодно. Со взрослыми мужчинами и с мальчиками нам общаться было вообще нельзя, и если кто проходил мимо, мы должны были уходить в дом. И не смотреть на них.





При обыске в Мосейцево был обнаружен листок формата А4 с распорядком дня.



Пробуждение детей в 7 час. 00 минут, с крещением и молитвами, исполнение поклонов. Обязательное и систематическое исполнение детьми молитв, послушания и поклонов. Занятия с детьми на религиозные темы, церковно-славянская азбука. Распорядок дня предполагает обязательный ежедневный труд детей. А еще там указано, когда и каким образом дети должны выполнять религиозные обряды. А воспитателям запрещается прививать детям понятия из мирской жизни. Детей воспитывать в молитве, занятиях, труде, без молитвы ни одного дела не начинать, следить за поведением детей, корректировать их поведение.



IV. Монастырские дети.



История Мосейцево далеко не первый скандал с благословленным издевательством над детьми. Такие случаи происходят каждый год, но очень быстро гаснут на местном уровне, не выходя на уровень федеральный. Исключений очень мало. Например, наделавший немало шума побег Валентины Перовой и Ксении Головченко из Свято-Боголюбского женского монастыря. Сейчас в сети сложно найти следы этой истории, но в 2009 году она гремела по всем федеральным каналам. Правда, уже через пару дней судьба двух девочек словно канула в Лету.



16-летняя Валентина Перова и 17-летняя Ксения Головченко преодолели полторы сотни километров и обратилась в полицию, откуда их заявление переадресовали в прокуратуру.



Девочки жаловались на незаконное лишение свободы и издевательства. По их словам, детей в возрасте от двух до семнадцати лет морили голодом, ставили на колени на просо, заставляли бить земные поклоны до двух часов ночи, а уже в половине пятого поднимали и отправляли трудиться в поле. За малейшие провинности, даже вполне невинные, мальчиков и девочек били ремнями, заставляя вслух считать удары. Доходило до семидесяти. Непокорных запирали в затвор на втором этаже коровника и неделями держали там на хлебе и сухарях. На ночь девочек могли привязывать к кроватям. Часто запястья стирались от веревок в кровь, но никакой медицинской помощи они не получали.



Спустя год, в октябре 2010-го, из того же монастыря сбежала еще одна группа воспитанниц, и все они описывали свою жизнь абсолютно так же.



Прокуратура провела проверку и даже возбудила уголовное дело (тогда Следственный комитет еще был при прокуратуре РФ), но когда шум утих дело это прекратили. За отсутствием состава преступления.



– На следователя и руководство следственного управления оказывалась очень серьезное давление, рассказывает бывший сотрудник прокуратуры Владимирской области. Были и обращения воцерковленной общественности, и личные аудиенции у князей Церкви, и намеки со стороны светских властей, и даже шантаж обещание задержать выделение жилья следователям. Было много личных подходов к сотрудникам СКП (Следственный комитет при прокуратуретак тогда назывался нынешний СКР). Были звонки из Москвы…



В итоге родился компромисс состава преступления не нашли, но выявили очень много нарушений, которые должны были исправить на федеральном уровне. Соответствующая бумага ушла в Москву, где очень быстро потерялась. Причем на уровне аппарата Уполномоченного по правам детей и в Государственной Думе.



В одном из федеральных архивов нашлась копия той самой справки. Описание нарушений, выявленных в Свято-Боголюбском монастыре, занимает четыре страницы мелким шрифтом. Вот только некоторые из них.



Устав монастыря позволял создавать образовательные учреждения в соответствии с требованиями российского законодательства. И там были специальные школы, вот только они не были официально зарегистрированы. Обучение в них вели священнослужители либо старшие дети, причем не по учебникам, а по церковным книгам. Экзамены сдавали экстерном в местной сельской школе, но учителя в это время выходили из класса, оставляя детей наедине с сопровождавшими матушками. В результате все образование оказывалось фикцией.



В монастыре фактически был создан приют, где с 2004 года находились от 38 до 60 детей. Большинство, по бумагам, оставили там родители, но их годами никто не навещал. Полтора десятка мальчиков и девочек на поверку оказались сиротами. Семейный кодекс требует, чтобы таких детей направляли в детские дома, а в дальнейшем передавали на усыновление или под надзор органов опеки и попечительства. Но руководство монастыря не только этого не делало, но и сознательно игнорировало требования закона, чем нарушало статью 122 Семейного Кодекса РФ.



Ни один ребенок в монастыре по достижении 14-летнего возраста не получал паспорт, то есть выпадал из поля зрения органов внутренних дел. Ни на одного из сирот не оформлялась пенсия по случаю утраты кормильца. Ни один не получал предусмотренных законом алиментов. Имущество большинства детей оказалось неучтенным. Правда, по словам бывшего сотрудника Владимирской прокуратуры, квартиры детей могли быть проданы, а деньги исчезли в неизвестном направлении. Однако из-за отсутствия каких-либо бумаг установить это было невозможно.



В нарушение Федерального закона Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации ни один ребенок не имел амбулаторной карты в районных поликлиниках, ни на одного не были оформлены полисы ОМС.



Авторы справки приходили к выводу, что служители монастыря в силу собственных религиозных убеждений отказывались от установленных государством социальных и правовых гарантий для детей.



Понимаете, их искусственно делали рабами, говорит бывший сотрудник Владимирской прокуратуры. Даже сбежав из монастыря, они оказывались никем нет ни паспорта, ни полиса ОМС, вообще никаких следов в документах РФ. Даже свидетельства о рождении в монастыре отсутствовали. Послушникам просто некуда было деваться они были обречены служить. Не Богу - духовенству.



Разгоревшийся после побега девочек скандал привлек огромное внимание в монастыре были комиссии уполномоченного по правам детей, уполномоченного по правам человека, Общественной палаты, Московской патриархии и множества фондов.



Правда, в результате митрополит Владимирский и Суздальский Евлогий (в миру Юрий Васильевич Смирнов, 1937 года рождения, бывший иподиакон Патриарха Алексия Первого) в 2014 году стал доктором богословия, защитив диссертацию на тему Православное монашество в служении Миру и Богу, а в 2017 году получил титул почетного гражданина Владимирской области.



Настоятель монастыря отец Петр (Кучер) был признан старцем, хотя многие говорят, что он младостарец (или лжестарец)то есть священник, создавший собственный культ, отличный от канонического православного, по сути раскольник. В 2010 году он был отправлен на покой с почтением и благодарностью сразу после второго, а по некоторым данным пятого массового побега детей из Свято-Боголюбского приюта. При этом отец Петр страстный поклонник одновременно и царя-искупителя Николая , и генералиссимуса Иосифа Сталина, главный борец с Идентификационный номер налогоплательщика ИНН и паспортами как содержащими антихристианскую символику и главный противник светской власти. Он, кстати, родился на юго-востоке Украины.



Близкие к архимандриту Петру люди пересказывали его любимую застольную историю о том, как в его кабинете сотрудника военной контрразведки навытяжку стоял легендарный капитан третьего ранга Александр Маринеско, которого он допрашивал о непартийном поведении. Но, согласно официальной биографии Петра Петровича Кучера, был призван на фронт в 1943 году в артиллерийские войска и дослужился до сержанта, а затем был переведен в морскую пехоту, откуда демобилизовался в 1950 году в звании майора. Смущает в этом скачок от рядового до майора всего за семь лет вкупе с официальным перечнем его наград, но проверить эти данные не представляется возможным. Хотя безнаказанность майора Кучера в воцерковленный период его жизни заставляет верить именно в факт службы в НКВД, и уж никак не в морской пехоте.



Но стоит задуматься если в одном только Свято-Боголюбском монастыре удалось найти 47 детей без документов, получается интересная цифра в 2008 году в России было около 900 монастырей, а в конце 2017 года1010. Это значит, что в масштабах страны число таких детей может достигать десятков тысяч.



А еще выявленные в приютах Владимирской области нарушения как две капли воды похожи на материалы уголовного дела по Мосейцево Ярославской области. А изменения в законодательство, о которых еще в 2009 году говорили в прокуратуре, по-прежнему не внесены. И в 2018 году церковные дома призрения работают точно так же. Хотя их стало меньше с 2017 года РПЦ декларировала приоритет усыновления. Но и в семьях с приемными детьми обращаются также по Домострою.
5 279 6 441697
12:58 , 17 июля 2018
Самая большая ошибка Путина — достать меня через Трампа
АВТОР
Уильям Браудер
основатель компании Hermitage Capital Management
Я не смотрел пресс-конференцию Дональда Трампа и Владимира Путина по итогам встречи в Хельсинки. Но, когда мой телефон начал разрываться от входящих сообщений, стало очевидно, что что-то произошло. Не составило труда найти то, что Путин упомянул меня по имени, причем журналисты не задавали ему прямых вопросов. Путин сам заговорил обо мне.

Путин предложил разрешить американским следователям допросить 12 российских агентов ГРУ, которых обвиняет Специальный прокурор Роберт Мюллер, в обмен на то, чтобы позволить российским органам получить прямой доступ ко мне и моим коллегам. Это не пустые слова – это угроза. Последние десять лет путинский режим, за которым тянется шлейф мертвецов, охотится за мной, мечтая видеть меня лучше мертвым, чем живым. Удивительно, что Трамп, стоявший рядом, кивнул и даже сказал, что считает это «интересным предложением».

Я — огромная заноза для Путина, потому что являюсь тем, кто инициировал принятие закона Магнитского в Соединенных Штатах в 2012 году. Это закон позволяет правительству США замораживать активы и аннулировать въездные визы тем, кто попирает права человека. Часть из них причастна к смерти Сергея Магнитского, моего юриста, который был убит в московской тюрьме за то, что раскрыл масштабную коррупционную схему хищения 230 миллионов долларов из бюджета страны российскими чиновниками. Часть украденных средств мы нашли на счетах друзей Путина. По сути, Путин является выгодополучателем преступных доходов. Закон Магнитского пугает его, так как угрожает его финансовому состоянию, спрятанному в офшорах, и которое, вероятно, является одним из крупнейших нашего времени.

Саммит в Хельсинки стал не первым, когда мое имя упоминалось на пресс-конференциях Путина. Так в 2006 году в общении с прессой по результатам встречи «Большой восьмерки» в Санкт-Петербурге молодая журналистка «Moscow Times» спросила, почему мне отказали во въездной визе в Россию и объявили «угрозой национальной безопасности» без объяснения причин. Она отметила, что я являлся крупнейшим иностранным инвестором на российском фондовом рынке, а также и то, что премьер-министр Великобритании накануне саммита интересовался у Путина произошедшим со мной.

Путин нахмурился и произнес: «Честно говоря, я не знаю, почему этому человеку было отказано во въезде в Россию. Могу себе представить, что этот человек нарушал законы нашей страны, и если другие будут нарушать, мы и другим откажем»

«Этот человек» — Путин почти никогда не произносит имена своих врагов — кроме моего, которое он часто упоминает в последнее время при любой возможности. Похоже, он серьезно обеспокоен.

В 2012 году Путин поставил основным внешнеполитическим приоритетом для России отмену Закона Магнитского. Но ни одно из его усилий в этом направлении не сработало. Закон Магнитского не только не был отменен, он был принят еще в шести странах, включая Великобританию, Канаду, страны Балтии и Гибралтар. На подходе еще восемь: Швеция, Франция, Германия, Нидерланды, Дания, Австралия, Южная Африка и Украина. Закон Магнитского идет семимильными шагами, и страны, в которых он принят, включают друзей Путина в свои санкционные списки, которые, я думаю, скоро попадут в такие же черные списки и других стран.

Кроме того, Глобальная Кампания справедливости для Сергея Магнитского ведет свое расследование по поиску похищенных 230 миллионов долларов – схему хищения которых раскрыл Сергей Магнитский, за что и был убит. В настоящее время правоохранительные структуры по всему миру ведут целый ряд расследований, которые выявляют всех тех, кто получил выгоду от этого преступления. Это привело к тому, что десятки миллионов долларов уже заморожены в различных странах. Также в ходе этих расследований выявляются выгодоприобретатели иных преступных денежных потоков. Поэтому эти люди готовы пойти на убийство, чтобы обезопасить свои деньги.

Последнее заявление Путина о том, что я перевел 400 миллионов долларов Хиллари Клинтон, настолько смехотворно и лживо, что его трудно назвать адекватным. Я никогда не переводил денег Хиллари Клинтон или иному политику. Это заявление из той же категории других нелепых обвинений российского правительства в отношении меня: они обвиняли меня в серии убийств; они обвиняли меня в том, что я агент ЦРУ / МИ-6, решивший уничтожить российское правительство; они обвиняли меня в хищении 4,8 миллиардов долларов США из транша МВФ России в 1990-х годах. Похоже, это агония.

Самая большая ошибка, которую Путин сделал в своем заявлении, предложив поменять меня на 12 российских агентов ГРУ, заключается в том, что он обратился не по адресу. Хотя я и родился в США, я уехал из этой страны 29 лет назад и являюсь поданным Её Величества. Если Путин так желает заполучить меня, то ему нужно обращаться к Терезе Мэй. Но у нее может быть несколько встречных предложений в отношении недавнего отравления граждан Великобритании боевым отравляющим веществом Новичок российскими спецслужбами в городке Солсбери (Англия).

Уильям Браудер

Оригинал — Time


Mikhail Koretskiy
24 июня в 15:53 ·
Сказать, что удивлен, это ни чего не сказать, но похоже, что это, к сожалению не фейк....... Слышал ранее что то о этом но не придавал значение и отмахивался от этого...
--------------------
Дополнение от Tatiana Spektor :"Бар-Селла проделал колоссальную, титаническую работу по расчистке исходного (конечно, отнюдь не перу Шолохова принадлежавшего) текста «Тихого Дона» от привнесенного в него «бригадой» мусора. Он работал много лет и однажды, когда докопался до сути, предложил французскому издательству две книги: отчет о своих разысканиях и восстановленный им текст романа «Тихий Дон». Издательство согласилось, но советское (тогда еще советское) посольство во Франции резко возразило и даже угрожало какими-то карами, так что французское издание так и не состоялось.
___________________

Итоговая и гораздо более полная книга Бар-Селлы под названием «Литературный котлован» будет издана в Москве. Об этом сообщила «Новая газета» (23 июня с.г.) статьей Николая Журавлева под красноречивым заголовком «Они писали за Шолохова. Самый грандиозный литературный проект ХХ века». У меня нет сомнения, что книга Бар-Селлы будет переведена на разные языки и станет бестселлером во многих странах, потому что интереснее её вряд ли можно что-либо вообразить.
--------------------------------------------
КРАХ ЛЖЕПИСАТЕЛЬСТВА о Шолохове. Бар Селла

Мои дорогие корреспонденты! Запаситесь терпением и временем и прочтите этот текст до конца. Не пожалеете! Для меня он нов только в той части, которая НЕ относится к "Тихому Дону". Почему? Потому что владелец и главный редактор газеты "Новое книжное обозрение" Прохорова (родная сестра миллиардера Прохорова, умница, образованный и в высшей степени порядочный человек, очень сильный полемист и к тому же интересная женщина) в начале текущего года опубликовала в своей газете статью о книге Бар-Селлы. В ней были изложены основные положения этого текста. И было сказано, что книга выйдет в издательстве "Новое книжное обозрение." И мне стало ясно, что никакое другое издательство в современной России на подобный подвиг не отважится. Ибо это великое, может быть, величайшее политико-культурно- литературное разоблачение последних двух столетий.

Несу читателям сенсацию: лауреат Нобелевской премии в области литературы Михаил Александрович Шолохов «Тихий Дон» не украл! Он его не украл, а получил в подарок.

Вы заинтригованы, читатель? Это хорошо. Но не с руки мне так сразу взять и поднести вам эту сенсацию, как сказал бы Бендер, на блюдечке с голубой каемочкой. Не торопите меня, пожалуйста, а лучше скажите, знаете ли вы, что такое «литературный проект»? Не знаете?

О, в преуспевающих издательствах современной России это секрет Полишинеля. Печатать роман какого-нибудь случайно зашедшего в издательство Иванова, Петрова или Сидорова (тем более — Кацмана, Рабиновича или, скажем, Ицковича) с его именем на титуле там не будут, но рукопись могут взять и даже автору заплатят, только издадут его книгу под другим именем, более угодным, «раскрученным» и сулящим доход в рамках программы, которая и называется «литературный проект».

Вот как разъясняет эту тему известный писатель Анатолий Гладилин (цитирую его статью в «Панораме» за 23-29 января 2002 г.): «…Фридрих Незнанский за несколько лет успел написать больше, чем самый плодовитый писатель мира Александр Дюма-отец за всю свою жизнь. Сия загадка так бы и осталась для меня тайной, если б я не издавался в том же издательстве, которое выпускает, примерно раз в месяц, по новому детективу Незнанского. Поэтому в коридоре я видел Незнанского №2, Незнанского №3, Незнанского №4…

Спешу успокоить самого Фридриха Незнанского: литературные негры вели себя скромно, никто не кричал, что пишет книги за великого мэтра, однако в редакции все всё знают. И когда я сказал: «Бедные литературные негры», — на меня насмешливо посмотрели и ответили: «Не такие они уж и бедные»… (Далее у Гладилина пример с Полиной Дашковой, которая «преспокойно выступает по телевидению, хотя всем известно, что на нее работает бригада стахановцев». — С.И.) Бригадный метод гарантирует производство от срывов и простоев».

Почему гарантирует? Потому что метод хорошо уже отработан. А в шолоховские времена эта технология только-только осваивалась и по-настоящему еще разработана не была, поэтому по недосмотру не так гладко получалось. Впрочем, и сейчас бывают ляпсусы. Вот, например, моя жена, читая детектив Донцовой более внимательно, чем та бы желала, обнаружила в нем нестыковку двух линий повествования и никак не могла уяснить, от кого же из двух персонажей романа появился у тамошней «девицы» сынок. Видно, разработка этих сюжетных линий была поручена разным «соавторам», они свои куски творили отдельно, а когда все куски соединили, то в спешке нестыковочку проморгали.

Вот как бывает, но ведь читать внимательно вовсе не обязательно. Сколько читателей было у Шолохова, а читали до поры невнимательно. Между тем, нестыковки и ляпсусы органически присущи бригадному методу писательства. Раньше или позже они непременно должны обнаружиться.

И они обнаружились, когда за дело взялся настоящий Детектив, Лингвист, Литературовед, Исследователь — всё с большой буквы! Его имя — Зеев Бар-Селла. Возможно, читатель, вы помните это имя. Я уже о нем писал. Правда, давно, шесть лет назад, в статье «Действующие лица и исполнители» («Реклама» № 33, 1997). О нем я узнал тогда из публикации в израильской газете «Вести», перепечатанной затем в трех номерах нью-йоркской газеты «Еврейский мир».

Бар-Селла проделал колоссальную, титаническую работу по расчистке исходного (конечно, отнюдь не перу Шолохова принадлежавшего) текста «Тихого Дона» от привнесенного в него «бригадой» мусора. Он работал много лет и однажды, когда докопался до сути, предложил французскому издательству две книги: отчет о своих разысканиях и восстановленный им текст романа «Тихий Дон». Издательство согласилось, но советское (тогда еще советское) посольство во Франции резко возразило и даже угрожало какими-то карами, так что французское издание так и не состоялось.

Зато теперь итоговая и гораздо более полная книга Бар-Селлы под названием «Литературный котлован» будет издана в Москве. Об этом сообщила «Новая газета» (23 июня с.г.) статьей Николая Журавлева под красноречивым заголовком «Они писали за Шолохова. Самый грандиозный литературный проект ХХ века». У меня нет сомнения, что книга Бар-Селлы будет переведена на разные языки и станет бестселлером во многих странах, потому что интереснее её вряд ли можно что-либо вообразить.

Прежде всего — об авторе, человеке явно незаурядном. Вот что пишет Николай Журавлев: «Тридцать с лишним лет назад я знал его как Володю Назарова. Весьма амбициозного молодого лингвиста, который свои первые статьи, посвященные древнегреческим текстам, опубликовал в журнале АН СССР еще будучи школьником. Его первая книга по северокавказским языкам была выпущена им в 26 лет, но пошла под нож, поскольку ее выход совпал с отъездом автора на историческую родину его матери… По отцу он — дальний родственник генерала Назарова, избранного донским атаманом после самоубийства Каледина».

«Тихим Доном» Бар-Селла, по его словам, занялся, приняв в качестве рабочей гипотезы, что автор романа — это Шолохов. «Задача, которую я перед собой ставил, — писал он Журавлеву, — была чисто академическая: можно ли, не имея уличающих документов, доказать наличие или отсутствие плагиата? Иными словами: может ли сам литературный текст служить уликой в споре об установлении авторства? Мой ответ — положительный: может! Потому что каждое произведение литературы несет в себе не только неизгладимые черты личности автора (биографические моменты, круг чтения), но и времени, в которое оно было написано».

Каков же приговор автора «Литературного котлована»? Не только черты личности автора романа, отразившиеся в основном его тексте, никак не соответствуют личности Шолохова, но и время написания ряда эпизодов, зорко выхваченное исследователем по едва уловимым деталям, официальной версии не соответствует. Например, первая часть романа писалась определенно до войны 1914 года, то есть когда Шолохову было… менее девяти лет! Кто же на самом деле писал роман?

Исходные установки для поиска подлинного автора «Тихого Дона» Зеев Бар-Селла сформулировал себе так:

1. По стилистике подлинного текста автор явно постсимволист и близок к акмеистам. Следовательно, он должен быть их ровесником, а эти последние родились вокруг 1890 года. Значит, надо искать человека, родившегося в это же время.

2. Он должен быть родом из области Всевеликого войска Донского, поскольку досконально знает жизнь, быт и историю края и народа.

3. Он должен быть хорошо образован.

4. Он должен быть литератором, что-то создавшим и публиковавшимся.

5. Он должен любить Тургенева и Бунина, что следует из контекста романа.

6. Он должен быть белогвардейцем, поскольку жизнь красных, и это очевидно, знает хуже.

7. Он должен быть поклонником генерала Корнилова.

8. К моменту издания романа (и даже еще раньше) его не должно быть ни в живых, ни в эмиграции. То есть вторая крайняя дата его жизни должна быть около 1920-1922 гг.

И Зеев Бар-Селла нашел-таки этого человека! Это Вениамин Алексеевич Краснушкин, литератор, писавший под псевдонимом Виктор Севский. Он родился в 1891 году в станице Филоновской в зажиточной казачьей семье, глава которой выслужил дворянство. Образование получил в Московском университете. С 1908 года — профессиональный литератор. Редактировал газету. У него было более тысячи публикаций в местных и центральных изданиях, в том числе роман «Кровавая слава» (1911 г.) и биографическая книга «Генерал Корнилов» (1919 г.) Работая в Петербурге, написал статью «Внук Тургенева» — это о Бунине. В 1913 году начал писать роман о роковом любовном треугольнике (Степан, Григорий, Аксинья). Но вскоре началась война, и замысел романа расширился, потом - революция, Гражданская война. В 1920-м автор с незаконченной рукописью романа был захвачен красными в Ростове-на-Дону. Его расстреляли, а рукопись кто-то в ВЧК прочитал и оценил.

Прежде, чем перейти к судьбе рукописи в недрах органов госбезопасности, заметим, что текстологический и литературоведческий анализ сохранившегося литературного наследия Краснушкина-Севского, выполненный Бар-Селлой, подтвердил, что именно он являлся автором большей части исходного текста «Тихого Дона»: 1-го и 2-го томов полностью, 3-го — более половины, 4-го — нескольких последних страниц. Остальное писала подобранная чекистами бригада литературных «негров».

Зачем им это было нужно? Если, по Ленину, кухарку можно было допустить к управлению государством, то и в области культуры необходимо было осуществить подобный революционный прорыв. Согласно теории Ленина, культура всякой нации делится на буржуазную и пролетарскую. Буржуазную культуру — долой, а пролетарскую культуру предстояло создать и поднять на невиданную высоту. Организованный ради этого Пролеткульт с задачей не справлялся, и тогда ею занялась ВЧК, вскоре преобразованная в ОГПУ («Объединенное Государственное Политическое Управление»).

Там как раз оказалась рукопись, похоже, уровня Льва Толстого, так что чекистам оставалось только подыскать к ней классово подходящего автора. То, что у него не было и среднего образования — это ничего, это даже было хорошо! Подробнее — почему выбор пал на 18-летнего продармейца Шолохова, кто и как работал над текстом, правя и редактируя его, дописывая недостающее, — об этом, пишет Н.Журавлев, мы вскоре узнаем из книги Бар-Селлы. Подождем ее выхода в свет, а пока порассуждаем.

Я воспринял статью в «Новой газете» и предстоящий выход в Москве книги, разоблачающей Шолохова (причем, уж на сей раз окончательно и бесповоротно), с большим удовлетворением, поскольку давно был уверен, что такой низкий и подлый человек («горький пьяница, хам, завистник, подхалим и антисемит» — по характеристике, данной ему в одной из статей 1997 года в «Рекламе» Ильей Куксиным) никак не мог быть творцом «Тихого Дона». Но, как ни странно, и статья Куксина, и моя вышеназванная попали под волну критики, на которую мне пришлось откликнуться новой статьей под названием «Бог правду видит, да не скоро скажет» («Реклама» № 36, 1997). По поводу названия этой статьи, заимствованного у Л.Н.Толстого, теперь скажу: ну вот, уже скоро скажет, наконец! Постфактум говорю спасибо критиковавшему нас уважаемому автору — в споре иногда рождается истина. По крайней мере, мы — обе стороны — получаем возможность к ней приблизиться. Перечитав теперь старые статьи, нахожу, что подписался бы под ними и сегодня.

Крушение Шолохова не все воспримут с удовлетворением. Целая когорта высокопоставленных «шолоховедов», многие годы кормившихся прославлением придуманного народного «гения»; подхалимы, толпой вертевшиеся вокруг знаменитой станицы Вёшенской, выискивавшие там прототипов Григория Мелехова и прочих персонажей; искатели и изобретатели рукописей, которых не было; те, кто изображал малолетнего Шолохова вундеркиндом, и те, кто придумал, что он был на десять лет старше, чем значилось в паспорте, чтобы представить его имевшим достаточный для написания шедевра жизненный опыт; сочинители, утверждавшие, что он, якобы, был красным разведчиком в стане белых; поклонники, рисовавшие хулигана образцом нравственности и чуть ли не диссидентом; авторы многочисленных лжесвидетельств и мифов «шолоховедения» — все они могут остаться без любимой темы, а, значит, лишиться кормушки. Огорчены будут и некоторые рядовые читатели. Например, тот, кто в связи с газетной дискуссией написал в газету: «Я всегда хотел, чтобы автором «Тихого Дона» оставался Шолохов». «Очень интересная позиция, — откликнулся я тогда. — Мне лично ни такая, ни противоположная мысль в голову не приходила. Единственно, чего всегда хотел, так это знать правду».

Итак, теперь абсолютно ясно, что роман «Тихий Дон» написан отнюдь не Шолоховым и то, что ему досталась Нобелевская премия, можно считать одним из курьёзов ХХ века. Узнай об этом изобретатель динамита, — перевернулся бы в гробу.

А как насчет других творений Нобелевского лауреата? Хронологически первыми, как известно, были «Донские рассказы» (1926 г.) «Шолоховеды» это выставляли как факт творческой зрелости Шолохова. Однако, согласно анализу Зеева Бар-Селлы, для компиляции «Донских рассказов» гэпэушной бригадой сочинителей были использованы именно фрагменты арестованной рукописи В.А. Краснушкина-Севского, причем не вполне квалифицированно: некоторые фабулы рассказов, указывает Бар-Селла, немыслимы, поскольку разработаны людьми, не знавшими, например, законов поземельных отношений в области Войска Донского.

Следующие за «Тихим Доном» книги — «Поднятая целина», «Они сражались за Родину», «Судьба человека» — никак «Тихому Дону» не соответствовали. Они и между собой, как я писал в 1997 году («Реклама» № 33), не родственны, как будто написаны разными людьми. А роман «Они сражались за Родину», печатавшийся по главам, так и не был завершен. Можно понять, когда смерть автора обрывает нить повествования. Так ведь нет, писатель еще долго и прекрасно жил, резвился и на здоровье не жаловался. Очень похоже, что кто-то за Шолохова писал эти главы, но потом что-то случилось, и казаку-седоку пришлось спешиться. Оттого и долгое молчание — в том смысле, что, числясь писателем, писательскую продукцию на-гора совсем не выдавал, а только ругался со всех трибун.

Окончательно я утвердился в несоответствии Шолохова приписываемым ему творениям (не только «Тихого Дона», но и всех прочих), когда после его смерти прочитал в «Литературной газете» большую статью кого-то из шолоховских клевретов, вертевшихся вокруг станицы Вёшенской. Смысл статьи был таков, что весь мир замер, не слыша более голоса гения из этой всемирно известной станицы, а то, что это был невиданный на Земле гений, можно заключить хотя бы из такого факта, что все замыслы только в голове держал, и писал сразу начисто, — никаких черновиков, никаких записных книжек.

Подумать только, воскликнул я тогда, Пушкин писал наброски, зачеркивал, переделывал, снова марал и писал заново. Толстой трудился-мучился, Софью Андреевну извел бесконечным переписыванием. А Шолохов, выходит, писал легко и сразу, как бы по озарению свыше, мук творчества не ведая и зря бумагу не переводя? Ну, тут дело ясное: раз не было у Шолохова архива, значит, не он писал, а кто-то другой или другие.

Это было моё мнение. Теперь обратимся к изысканиям Зеева Бар-Селлы. По его заключению, роман «Поднятая целина», хотя и содержит фрагмент («корниловский мотив»), перешедший из «Тихого Дона», то есть из рукописи расстрелянного В.А.Краснушкина-Севского, написан другим человеком. Его личность тоже установлена — это донской литератор Константин Иванович Каргин. Кроме текстологической экспертизы, здесь интересна удивительная корреляция, обнаруженная Бар-Селлой и поразившая его — корреляция между датами выхода в свет частей «Поднятой целины» и датами сложной судьбы Каргина. Публикация «Поднятой целины», как известно, растянулась на долгие годы — с 1932 по 1960. Начинал Каргин на Дону, но во время войны попал к немцам в плен, затем остался на Западе невозвращенцем, то есть как бы «изменником Родины». Однако странным образом в 1959 году кто-то с ним договорился, он был прощен советской властью, возвратился домой, и уже через год вышла долгожданная, в течение двадцати лет испрашивавшаяся читателями у Шолохова вторая книга «Поднятой целины».

В предисловии к книге «Стремя «Тихого Дона» (загадки романа)» Солженицын писал: «Простым художественным ощущением, безо всякого поиска воспринимается: не то, не тот уровень, не то восприятие мира. Да один только натужный грубый юмор Щукаря совершенно несовместим с автором «Тихого Дона»…» Солженицын не ошибся, но что дивно: даже этот натужный грубый юмор Щукаря не Шолоховым сочинен, этот лауреат всех премий и дважды Герой Социалистического Труда вообще ничего складного написать не мог. Да если бы и мог, то не пожелал бы: зачем ему самому трудиться, когда с 1923 года у него от ОГПУ полный пансион и обслуга? Вот что значит Социалистический Труд, которого он аж дважды Герой, потому что ухитрился всю жизнь не трудиться.

Он не утруждал себя даже подготовкой своих речей. Вот удивительный документ, обнародованный Бар-Селлой. Это машинописный текст выступления Шолохова на Втором съезде советских писателей. На нем надпись рукой Шолохова: «Л.Ф.Ильичеву, дорогому другу и автору сей речуги, — с поклоном и благодарностью. М.Шолохов. P.S. Аплодисменты — пополам: мне как исполнителю, тебе — как автору. М.Ш.» Л.Ф.Ильичев был секретарем ЦК КПСС, вряд ли он сам писал для Шолохова «речугу», в его распоряжении для этого была большая команда помощников, умеющих писать, но Шолохову, видно, вручили текст выступления от имени Ильичева, отчего он и посчитал шефа автором.

Самый впечатляющий сюрприз ждет читателей в связи с разысканиями Зеева Бар-Селлы вокруг романа «Они сражались за Родину» и в тексте его опубликованных глав. Кто писал эти главы и почему роман не дописан, не завершен? В статье о «шолоховедах» и «шолохолюбах» в «Рекламе» № 7 этого года я высказал такое предположение по этому поводу: «А что, если вдруг выяснится, что публиковавшиеся с 1943 года главы романа «Они сражались за Родину», так и не законченного аж за 40 лет последующего здравствования маститого лауреата, принадлежали не Шолохову, а какому-то, к примеру, работнику фронтовой армейской газеты?» Как в воду глядел!

Но прежде всего посмотрите-ка, читатель, как в отличие от нас читает тексты Зеев Бар-Селла. Мы читаем быстро и невнимательно, многое при этом не замечаем, а он, присматриваясь к каждому слову, обнаруживает такое, что, собрав это всё вместе, можно было бы издать увлекательную книжку под названием, например, «Занимательное литературоведение».

Перехожу к его находкам, которые я не поленился проверить по тексту, и кое-что, приведенное в «Новой газете», уточнил. Персонаж романа «Они сражались за Родину» Звягинцев рассказывает, как в мирной жизни получил от жены удар тарелкой по физиономии, на что вскричал: «Так-то вы, Настасья Филипповна, показываете свою культурность?» Настасья Филипповна — так это же из «Идиота» Достоевского! Какой писатель остановит свой выбор на этом ставшем классическим имени-отчестве? Никто и никогда! Мало, что ли, других женских имен? А если пишет литературный батрак, раб? Тогда вполне может поглумиться над рабовладельцем. Тот не заметит. Зато потом, подумал раб, подобно пушкинскому Пимену, «когда-нибудь монах трудолюбивый найдет мой труд усердный, безымянный», заметит он тогда мои пометы, да и поймет, что то писал другой!

Еще один персонаж романа по фамилии Лопахин «шмыгнул в сад. Но едва лишь вишневые деревья скрыли его от посторонних взоров…» Батюшки, Лопахин и вишневый сад — так это ведь как у Чехова! Прозрачно до издевательства. И опять батрак был уверен, что Шолохов не поймет. Еще там персонаж — старшина Поприщенко. И эта фамилия вписана неспроста: у Гоголя в «Записках сумасшедшего» — Поприщин.

Помню, в старинных среднеазиатских мозаиках среди замысловатых орнаментов и переплетений нам показывали тщательно замаскированный автограф художника. Делать такое было запрещено и опасно, но мастер все же оставлял свое имя. И на живописных полотнах мастеров мы нередко видим их полуспрятанные автопортреты. Вот и тот, кто волей обстоятельств должен был писать за Шолохова, оставлял потомкам свою тайнопись. Она прочитана! — хочется сейчас ему крикнуть.

Но кто он? Не буду вас томить, читатель, вот намёк: книга Зеева Бар-Селлы, которая скоро должна выйти в Москве, называется «Литературный котлован». Это название вам что-то говорит? Да, конечно, была знаменитая повесть «Котлован», и жил, очень плохо жил ее талантливый автор. Процитирую из статьи Николая Журавлева в «Новой газете»:

«Какого мастера такого уровня в то время можно было заставить стать «негром»? Только такого, у которого настолько туго с добыванием хлеба насущного, у которого перекрыты все пути в литературу, у которого плюс к этому серьезнейшие неприятности в семье по части репрессий, что он на всё готов. И этому человеку Шолохов по старой и тесной дружбе помогает (по его же словам) освободить сына… А когда Сталин… советует Шолохову написать очередную эпопею про идущую войну, к кому он мог обратиться за спасением?.. Только к старому другу, с которым они регулярно пили водку, запершись на кухне в квартирке на Тверском бульваре»…

Речь идет об Андрее Платонове. Какая там могла быть у него дружба с Шолоховым, мне непонятно. Разве что дружба в кавычках. Принуждение, уламывание непокорного, вплоть до использования для этого репрессивных органов. Шолохов на всё был способен. И Платонов не устоял. Именно в это время — после всех обрушившихся на него бедствий — его вдруг оценили, он назначается фронтовым корреспондентом, семья получает денежный аттестат, паек и прочее. Платонову создают условия, и он пишет не свой роман. Сколько успел, сдал заказчику. Умер — и дописывать роман уже было некому.

Литературный проект по созданию шедевров пролетарской литературы, затеянный в 1923 году чекистами, зачах. Его организаторы и покровители канули в лету, новых энтузиастов для продолжения проекта не оказалось, так что с Платоновым Шолохову пришлось договариваться лично. И замену ему найти он уже не смог. Дальше — еще хуже, времена стали меняться, средства принуждения уже не те. Что же бедному Шолохову оставалось? Правда, он был совсем не беден и «негров» вполне еще мог просто купить. За деньги или за протекции, поскольку везде имел руку и в самых верхах поддержку.

В статье Журавлева и в прежней публикации Бар-Селлы никаких сведений не было о рассказе «Судьба человека» (1957 г.), на котором писательская судьба Шолохова завершилась, хотя бражничать ему оставалось еще 27 лет, и если бы он был действительно писателем, то мог бы еще большое наследие оставить. Кто же всё-таки написал «Судьбу человека»? У меня была догадка, и я высказал ее в статье, которую выше цитировал. Вот она: «А что, если рассказ «Судьба человека» был написан, к примеру, писателем Анатолием Калининым, автором близкого по стилю романа «Цыган»? Почему он не мог отдать свою рукопись как взятку ради своего продвижения?» Эх, провел бы Бар-Селла сравнительный анализ текстов! А может, он уже это сделал? Буду ждать его книгу с нетерпением.

Можно себе представить, какой переполох она произведет в стране, где ежегодно отмечается День Шолохова и присуждаются премии Шолохова, где каждый школьник его знает, где он уже привычная икона и национальная гордость. Можно представить также и переполох в Нобелевском комитете, когда снова всплывут свидетельства о подкупе общественных деятелей и давлении советских эмиссаров. Ведь действия по блокированию Нобелевской премии Пастернаку и приказ советскому послу в Швеции добиваться ее присуждения Шолохову исходили из самой высокой советской инстанции — ЦК КПСС (в недавней статье, посвященной Пастернаку, я цитировал ныне рассекреченные партийные Постановления той поры).

Так что, грядёт буря. Несомненно. Но за нею — очищение от налипшей лжи.
23:20 03 июня 2018

Дмитрий Глуховский
писатель

Когда власть оказывается в руках у самозванцев, способов больше никогда не расставаться с ней у этих самозванцев два: через ложь и через насилие.


Под насилием мы не обязательно понимаем массовые репрессии — ​вполне эффективны будут и точечные. Через демонстрацию силы и способности этой силой без колебаний пользоваться для защиты своей власти самозванцы пытаются запугать и деморализовать любую оппозицию. Семнадцатый — ​не тридцать седьмой, в эпоху телевидения избыточны ночные воронки и ГУЛАГ, достаточно убить пару видных оппозиционеров и посадить пару известных вольнодумцев, чтобы прочие оппозиционеры стали вести себя поскромней, а вольнодумцы попридержали языки. Таково преимущество информационного общества над индустриальным.

Но ложь, под которой мы понимаем тотальную дезинформацию населения, в информационном обществе является еще более эффективным инструментом узурпации и удержания узурпированной власти.

Ложь — ​это не просто искажение сведений о происходящем в стране и в мире. Это не только намеренное запутывание и обман политиком населения, оппонентов и собственных сторонников касательно своих намерений, чтобы купировать любые попытки противодействия. Это еще и создание виртуальной мифологической среды, которой самозванцы подменяют объективную реальность. Лишенное доступа к правдивой картине внешнего мира население получает картину упрощенную, извращенную, с неверно расставленными эмоциональными акцентами — ​и при этом акцентами крайне мощными, связанными с национальными и культурными мифами и архетипами — ​настолько сильными, что они могут полностью блокировать способность обычного человека к критическому анализу ситуации.
Созданием, раздуванием или имитацией войны с новым или извечным противником (фашисты, чеченцы, евреи, либералы, националисты, гомосексуалисты, американцы, албанцы, сербы, армяне, тутси) самозванцы за очень короткий срок могут перевести массовое сознание в режим военного времени, в котором населению навязывается мышление «мы или они» и выбор «с нами или против нас». Возглавляя эту войну, самозванцы консолидируют за собой большинство за счет демонизации и ущемления реального (тутси) или символического (американцы) обозначенного врага. Делается это всякий раз исключительно в интересах самозванцев и в целях удержания ими власти. Война становится для самозванцев источником легитимности. Их никто не выбирал, но военное время и не предполагает выборов.

Тут, казалось бы, все просто: есть угнетатели (даже если в современном мире угнетение сводится к узурпации государственных ресурсов группкой случайных лиц), и есть угнетаемые (хотя бы просто лишенные своего законного права на часть богатств своей страны). Угнетатели дезориентируют народ, стараясь удержать власть как можно дольше. Народ проживает в воображаемой реальности и борется с воображаемым врагом, вместо того, чтобы осознать настоящий источник своих бед и причины своей ущемленности.

Но есть в этой системе и третий элемент, который в нашей стране принято называть интеллигенцией. Интеллигенция — ​благодаря образованию и профессиональным навыкам критического анализа — ​прекрасно понимает, что именно происходит в стране. Хотя она воспитывалась в том же культурном, историческом и архетипическом контексте, она не является его заложником. Она знает, что такое миф, и способна отличить его от реальности, в особенности когда миф этот является безыскусным и безвкусным новоделом. Она умеет отличить фашистов в Киеве сорок первого от «фашистов» в Киеве в две тысячи четырнадцатом. Она знает слово «аншлюс». У нее более долгосрочная и более точная память. Умение проводить исторические параллели не дает ей удивляться каждому новому кульбиту власти и принимать его за чистую монету. А приближенность к власти и приблизительное понимание механизмом ее устройства не дает ей относиться к власти как к чему-то сакральному.

Если вкратце, интеллигенция приблизительно понимает, как все устроено на самом деле.

С меньшим количеством деталей и более романтично, чем понимают люди во власти, но зато более объективно и отстраненно. Именно поэтому именно интеллигенция представляет для власти особенную опасность: важнейший для самозванцев инструмент удержания власти — ​ложь — ​в отношении интеллигенции работает гораздо хуже.

Больше того, без помощи интеллигенции власть не сможет воссоздавать и применять этот инструмент. Обычный узурпатор — ​будь он по-военному бесхитростен или по-спецслужбистскому хитер — ​обычно человек не творческий. Он не умеет ни синтезировать, ни распространять мифы. Последним деятелем в нашей, например, истории, сочетавшим в себе оба начала, был Владимир Ленин. Его предшественники и последователи нуждались в помощи и поддержке интеллигенции (на более ранних этапах — ​духовенства) для охмурения, оболванивания, разложения и подчинения себе народа.

Расхожий литературный сюжет о продаже души дьяволу именно потому настолько расхож, что любой проживающий в авторитарном государстве интеллигент, разобравшийся в меру доступного в несправедливостях мироустройства и снискавший себе мало-мальскую славу властителя дум, однажды получает приглашение. Ему предлагают оставить попытки критического анализа и поставить свой талант на службу «Отечеству» — ​то есть той группе лиц, которая в данный момент удерживает в нем власть, угнетая и дезинформируя народ.

Дьявол как образ, избираемый тонкими творческими натурами для описания своего искушения, тут очень точен — ​и происходит именно от того, что

они, суки, все прекрасно понимают. Понимают, у кого брать деньги и от кого принимать ордена, у кого петь на корпоративах и победных концертах.

От кого принимать удары веничком — ​вместо плети. Понимают, за кого агитировать — ​и против кого.

Понимают все журналисты-артисты-художники-режиссеры-писатели. Музейные кураторы, медийные ораторы, историки, лирики и физики. Это все умные люди, они ведь не родились интеллигенцией, они ею стали. И если они сумели добиться в своей высококонкурентной среде достаточного успеха, чтобы быть замеченными властью, значит, им хватит ума и для того, чтобы понять, чего именно эта власть от них хочет.

Хочет: чтобы закрыли глаза на ложь и на насилие, чтобы помогали убедительнее и изящнее лгать. Чтобы противопоставили себя (вслед за властью) народу и повернулись против него. И, наконец (что делает это пафосное сравнение вполне уже точным), чтобы сами поверили в ложь, отказавшись от себя прежних. Вот это уж настоящая дьявольщина, без гипербол.

Не все из них и колеблются-то даже: многие сами обивают властные пороги, как коммивояжеры, обходя кабинеты со своей душой, ища тот департамент пре­исподней, где ею заинтересуются и предложат сходную цену. А те, кого переклинивает от когнитивного диссонанса, находят себе и оправдания, и объяснения. Это все только дело времени, а за аргументами у умного человека, понимающего сложность мироустройства и умеющего все поставить в контекст, не станет. Тем более что альтернатива удару веничком — ​удар плетью. Достаточно высечь и одного, чтобы другие призадумались.

Сопротивление небесполезно. Есть только один путь противодействия наиболее диким законам...
Что же нам, осудить вшивую интеллигенцию? Нет, не станем. Всем хочется жить, и всем хочется жить хорошо.

А для личного героизма нужны совсем уж серьезные основания: если враги, к примеру, сожгут родную хату — ​тогда да, тогда придется; а если это просто теледиктатура, как у нас, — ​то ничего страшного, тогда и диссонанс-то терпимый. Споем, станцуем, попарим, попиарим.

Но с собой-то можно ведь честным быть, а? Хотя бы с самим собой? Чтобы как бы и душу продать, но и фигу в кармане не разжимать? Эта фига в кармане ведь и есть самая популярная у нас форма сопротивления самозванцам и узурпаторам.
26.04.18 М.Солонин.



ЭТИМ занималось, надо сказать, 1/10 процента населения


Рута Ванагайте, литовский театральный критик, профессиональный пиарщик, а с недавних пор и писатель, в 2016 г. выпустила книгу под названием "Наши", в которой рассказала о Холокосте в Литве и участии местных жителей в этом тягчайшем преступлении. После чего, уподобившись "неуловимому Джо" из известного анекдота, она целый год на всех углах рассказывала о том, как её БУДУТ преследовать, терроризировать, изгонять и обижать. Встречу с читателями она начинала с причитаний о том, как её удивляет, что эта встреча вообще могла состояться, и как это зал предоставили, и бомбу пока еще не заложили... Многократно повторенный унылый спектакль от бывшего театрального критика изрядно надоел литовской публике - и вот тут-то на арене событий появляется "тяжелая артиллерия" в виде маститого советско-российского журналиста.

Владимир Познер взволнован: "Я бы очень хотел взять интервью у Ванагайте, может быть, она услышит меня и свяжется со мной. Вряд ли, но я на это надеюсь. Думаю, ей сейчас приходится очень непросто..." Да, надо спешить. Пока кровавые литовские бЕндеровцы не съели нашу героиню, надо привести её на центральный канал российского ТВ и сорвать, тык скыть, покровы. Рассказать русским зрителям всю правду "о том, как уничтожали евреев в Литве, причем этим занимались не какие-то зондеркоманды, не какие-то злодеи, а этим занималось, можно сказать, всё население". (с)

Что я обо всем этом думаю?

Во-первых, я знаю, что за четверть века в независимой Литве проведена обширная исследовательская работа с участием литовский, российских, израильских и всяких прочих историков. Есть специалисты. Созданы соответствующие научные учреждения. И хотя полные поименные списки палачей уже никто и никогда составить не сможет, общая картина событий и численность участников массовых убийств определена достаточно подробно и достоверно.

Организаторами (за редчайшими исключениями) были немецкие оккупационные власти. Непосредственными исполнителями убийств стало порядка 2 тыс. литовцев. Это меньше 1/10 процента от численности населения предвоенной Литвы. Статистическая погрешность. Если добавить к тем, кто "нажимал на курок", еще и вспомогательный административный аппарат, добровольных доносчиков, активных мародеров, то, по оценкам специалистов, набирается до 6 тыс. местных жителей. А если посчитать и родителей, которые не прокляли сына-выродка, и жен, которые не плюнули в лицо мужу-убийце и не ушли от него вместе с детьми, то наберется, наверное, до 1-2% от взрослого населения. Но с каких же это пор два процента стали обозначаться словами "всё население"?

Была и еще одна "статистическая погрешность": 889 граждан Литвы признаны израильским Институтом Катастрофы и героизма (Яд ва-Шем) в статусе Праведников народов мира. Это люди (семьи, католические священники), которые спасали евреев во время геноцида. Рисковали жизнью своих детей, спасая чужих - "инородцев" и "иноверцев".

Что больше: 889 или 6000 ? Арифметики для ответа на такой вопрос мало. Убийцы ничем не рисковали (ну кто же в Литве 41-го года мог поверить в то, что Гитлер проиграет войну?), ничего не теряли, но немедленно получали кучу всяких бонусов: и к новой власти примазаться, и старые счеты свести, и пограбить всласть, и садистские инстинкты потешить. Праведники же шли на немыслимый риск без малейшей надежды на награду в этом мире. И вот в маленьком народе, на клочке земли нашлась без малого тысяча праведников...

Во-вторых, нигде никого и никогда не награждали боевым орденом за подвиг, совершенный дедушкой. Соответственно, никого нельзя и проклинать за преступление, совершенное дедушкой. Общественного обсуждения заслуживает вопрос о том, что делает сейчас, сегодня нынешнее государство, ныне живущее поколение литовцев, поляков, немцев, украинцев, латышей, русских (да-да, и русских). А чего ж тут можно сделать, спросите вы? Много чего:

- вернуть награбленное законным наследникам убитых (это первое, без чего всё прочее превращается в фарс)

- назвать и осудить (пусть даже посмертно) преступников

- увековечить память невинно убиенных

- и в конечном итоге создать такой моральный климат в обществе, при котором любое, даже мельчайшее проявление воинствующего национализма будет восприниматься как мерзкая, позорная болезнь.

В новой Литве что-то делается. 8 мая 1990 года, меньше чем через 2 месяца после провозглашения независимости Литвы от СССР, литовский парламент (тогда еще "Верховный Совет") принял декларацию «О геноциде еврейского народа в Литве в годы нацистской оккупации». Начиная с 1994 года, годовщина ликвидации Вильнюсского гетто (23 сентября) отмечается как Национальный день памяти. 1 марта 1995 г. первый президент новой Литвы Альгирдас Бразаускас, выступая в израильском Кнессете, принес извинения еврейскому народу. Уроки Холокоста включены в обязательную школьную программу по истории для 5,10 и 11 классов средней школы. Созданы музейные экспозиции, построены и строятся мемориалы на местах массовых расстрелов. 2012 год был объявлен "Годом памяти жертв Холокоста". В том же году Сейм постановил выплатить компенсации пережившим Холокост гражданам Литвы и членам их семей, на что из госбюджета было выделено 53 млн. Евро.

Из событий последних лет нельзя не вспомнить "марш памяти" в местечке Молетай (29 августа 2016 г.). Возникшая все всякого государственного участия (по личной инициативе литовского - и по паспорту и по национальности - драматурга Марюса Ивашкявичюса) общественная акция в итоге превратилась в многотысячное шествие, в котором приняли участие видные общественные и политические деятели, включая "отца-основателя" новой Литвы Витаутаса Ландсбергиса (кстати, его мама - один из Праведников Литвы). Действующий президент Даля Грибаускайте посетила мемориал в Молетай на следующий день.

Это много? Этого мало? Смотря с чем сравнивать. Я думаю, что для российского гражданина и российского журналиста (в том числе и для господина Познера) самой естественной и правильной точкой отсчета является его страна - Россия. Так вот, в новой России, за четверть века столько было сделано? Вы можете себе представить - нет, не президента, а хотя бы второго помощника третьего секретаря посольства РФ в Израиле, который произносит слова "простите нас"? Если можете, то я потрясен силой вашего воображения...

И тем не менее - и в России что-то делается, отрицать это неприлично и глупо. В частности, в 2001 году смоленское издательство "Русь" выпустило в свет книгу "Бабьи яры Смоленщины" (автор и составитель И. Цынман, ISBN 5-85811-171-8). Настоятельно рекомендую журналисту Познеру обратить на неё внимание, хотя и понимаю - найти эту книжку, изданную тиражом 900 экз. (и это на всю-то Россию!) будет гораздо труднее, чем Руту Ванагайте.

Кроме всего прочего в книге этой (стр. 158-175) описано, как по дорогам Смоленщины, под бесконечными злыми дождями потянулись в лес телеги с богобоязненными русскими мужичками. За грибами? Нет. За ягодами? Нет. За жидами. Стреляли их много и торопливо, на детей и вовсе патроны не тратили, засыпали в ямах живьем. Кому-то удавалось из тех ям выползти. Вот их-то мужички по лесам и собирали. Так сказать, пускали во "второй передел". Немцы были щедрые, по спискам не сверяли, за ту же голову по второму разу выдавали 6 пачек махорки.

Махорку ту давно уже скурили, но мужички, если хорошо поискать, остались. Где-то по деревням живут, кашляют. Опять же дети есть, что-то видели, от отца слышали, может и швейная машинка "Зингер" с тех пор в избе стоит, часы с кукушкой... Это я беру на себя дерзость предложить г-ну Познеру сюжет для документального фильма. Если уж снимать кино про статистическую погрешность, то пусть это будут "наши".


Уважаемые пользователи! Если в ходе ознакомления с данным материалом у вас появилось желание задать вопрос лично Марку Солонину, предлагаем воспользоваться страницей обратной связи.http://www.solonin.org/sendletter